Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

Где не ступала нога фотографа



Поражающие воображение останцы кряжа Улахан-Сис на северо-востоке Якутии были явлены миру только в 2016 году. Со времен первопроходцев и советских геологов здесь практически не ступала нога человека – и уж точно ни разу не добирались сюда профессиональные фотографы.

Зимняя фотоэкспедиция в Гранитные города Улахан-Сис

Бюджетный фототур Легенды Тибета: Занскар, 02.09. - 15.09.2018г. Джип-Тур. Гималаи, Северная Индия.

Бардо буддийской мистерии Yuru Kabgyat, 24 - 25 июня 2014 года, Ламаюру, Ладакх, Малый Тибет

Оригинал взят у mirrori в Бардо буддийской мистерии Yuru Kabgyat, 24 - 25 июня 2014 года, Ламаюру, Ладакх, Малый Тибет.

Казалось бы, сколько раз была здесь, уже и сам рисунок, ткань мистерии знаю, помню - что за чем происходит и как, уже проживались на этой мистерии самые разные состояния и события, казалось - знаю, чего ожидать, а вот опять все было-стало по-другому - неожиданно и совершенно по-новому и на всех уровнях.

В первую очередь любая буддийская мистерия с исполнением Танца Цам в Ладакхе - это мощнейший чистящий энергопроцесс, по сути - энерговоронка, которая вычищает все, что попадает в ее зону, приводит в правильное состояние все организмы, взаимодействия, среду. Главное - не противиться событиям, происходящим в это время, а принимать все, что происходит как должное, лучше - пытаться чувствовать происходящее, осознавать и все-таки, по возможности - работать с собой, балансировать себя любыми способами на уровне энергетики, удерживаться на плаву что ли - нет, можно и утонуть себе позволить, тут безопасно, все одно - вынесет в правильное место, энергии тут такие - чистые, наводящие порядок и кармически правильные, но в общем-то - лучше пытаться осознавать, чувствовать правильность происходящего для себя.
Для меня первым открытием в этом году на мистерии Yuru Kabgyat стало то, что я поняла, что осознание - это не построение умом логических цепочек с последующими ментальными выводами, а непрерывное чувствование-сканирование происходящих ситуаций и удерживание на плаву - тут даже объяснить не очень понимаю как: это не контроль эмоций, не жесткое удерживание ситуаций в социальных рамках, а честное следование себе в позитивном восприятии мира - да, можно свалиться в эмоциональную яму и иногда это нужно, а можно все, что происходит воспринимать как позитив, действительно необходимый на Пути. И тогда появляется почти кошачья мягкость движения внутри ситуации - плавно, правильно, небыстро, тенью, но пройти можно везде - ограничений нет. И не просто пройти, а наблюдая за всем, что происходит вокруг, участвуя, спокойно передвигаясь во Временах-Пространствах, никуда не торопять, не стремясь к определенному результату - все Результаты давно уже получены, Времени не существует, и можно только погружаясь в его пространство плавать-двигаться от Результата к Результату, рассматривать, разлядывать узоры калейдоскопов узкого видения, сложенные из стеклышек отдельных Результатов. Временами узоры действительно забавные и впечатляют, но посмотришь на все это без трубы калейдоскопа и уже вроде бы и впечатляться нечему, просто наступает пребывание в проистекающих событиях, спокойное, неторопливое, вне Времени. Безразлично в какой точке при этом находишься - фотографировать можно отовсюду, рисовать свои истории - какая разница откуда, если эти истории есть: все происходит везде, повсеместно, и одна история ничем не хуже другой - происходят, меняются, перетекают друг в друга, слагая своими волокнами реальность, и так на многих уровнях восприятия.
А можно и не фотографировать, а заниматься еще чем-нибудь другим, разницы большой в общем-то и нет, главное - воспринимать).

Yuru_Kabgyat_2014_22

(с) Проект ФотоТур: Бардо буддийской мистерии Yuru Kabgyat, 24 - 25 июня 2014 года, Ламаюру Гонпа. Фототурв по Ладакху, июнь 2014 года.

Collapse )

Макс Волошин как фотолюбитель

Оригинал взят у kunst_camera в Серебряный век в объективе фотолюбителя

Максимилиан Волошин - М.В. Сабашникова, Версаль 1905

    Вот хорошая находка.  На обычном аккануте Фликра лежит фотоархив Максимилиана Волошина.  То есть то, что он снимал сам как увлечённый фотолюбитель.

Как раз тогда, в начале века, появились первые карманные камеры, простые и доступные – и наступило время массового фотолюбительства (да-да, уже тогда). Волошин снимал всё, что положено фотолюбителю – себя самого, родственников, свою любимую в зеркалах и на прогулках, близкий круг друзей-знакомых.

И мне очень нравится история, стоящая за этим архивом. В 1963-м году молодой учёный Виталий Танасийчук начинает интересоваться наследием Волошина и отправляется в его коктебельский дом. Вдова Волошина ещё жива, уже старушка, по счастливому случаю именно в эти дни находит коробку с негативами начала века.  Танасийчук печатает эти негативы и на многие годы оказывается вовлечён в расследование: кто же эти люди на снимках? Постепенно опознаются: Маргарита Сабашникова (первая жена Волошина), Марина и Анастасия Цветаевы, Сергей Эфрон, Алексей Толстой, Екатерина Бальмонт, Елизавета Дмитриева (Черубина де Габриак), и другие - известные, полузабытые, иногда вовсе уже не опознающиеся лица.

И уже совсем в другом мире, в 2013-м, сорок лет спустя (!), Танасийчук выкладывает эти снимки на Фликр.  Они там тихо лежат, и кажется, никто особо про них не пишет. Там есть и рассказ Танасийчука - это увлекательное литературно-хронологическое расследование, прожитое личным опытом.  https://www.flickr.com/people/106729287@N03/

А снимки именно что домашние-бытовые – часто не в фокусе и с «шевелёнкой», с промахами по экспозиции, и в этом их прелесть. Ведь те же самые люди, отправляясь в фотоателье, надевали лучшие костюмы, делали важные лица – повинуясь фотографу и стандарту парадного портрета.  А в ближнем кругу всё было иначе – и пусть они тоже изображали себя, манерничали – но всё это в полушутку, в игровом формате домашней съёмки.  Появилась такая чудесная игрушка, бытовой фотоаппарат – так отчего же не сыграть в игру?  И всё оказывается прозаичнее, ближе, одновременно понятнее и одновременно неуловимей: вот люди, обычные люди - сидели вместе за столом, пили чай, ещё не классики, уже не современники, кто-то проживёт долгую жизнь здесь или там, чья-то слава померкнет, чья-то взойдёт, а кого-то сотрут жернова эпохи и теперь даже могилы их условны - все они не ведают своего будущего, прошли через объектив, отпечатались частицами серебра из своего Серебряного Века.

Под катом - некоторые кадры из архива, а все негативы - здесь : https://www.flickr.com/photos/106729287@N03/albums

Collapse )

К слову об их конкурсах. Portrait Awards 2016. Это их "самые сильные снимки"))))))

Я не буду комментировать. Больных надо лечить. А тех, кто упирается, вылечат добрые мигранты...

Фотографы более чем из 100 стран отправляли на конкурс свои самые сильные серии и одиночные снимки. Победителей выбирало международное жюри, состав которого с легкостью можно назвать звездным: Анн Буржуа-Виньон из Magnum Photos, главный редактор LensCulture Джим Каспер, Эмма Боукетт, Иата Каннабрава и другие.

Итан Джеймс Грин, «Молодые ньюйоркцы», победитель в номинации «Портретная серия»


Collapse )

Нищие модели Ли Джеффриса



Электронная почта культового фотографа наших дней Ли Джеффриса завалена миллионами писем почитателей с вопросами: «Какой объектив вы используете?», «Как добиться такого глубокого черного фона, который получается у вас на фотографиях?», «Можно наняться к вам в качестве ассистента?» и подобными. Ли признается, что откровенно устал от всего этого. Джеффрис уверен, что самое главное в любом виде искусства — это любовь и созерцание. Именно поэтому в этих феноменальных работах он возносит своих моделей — простых нищих и бездомных — до небесного уровня.

Тяга к «людям с улицы» проявилась у Ли в 2008 году. Бухгалтер по образованию и начинающий фотограф, Ли Джеффрис приехал в столицу Туманного Альбиона на марафон (тогда он специализировался на спортивной съемке). За день до этого, прогуливаясь по улицам Лондона, фотограф увидел неземной красоты девочку-бродягу, которая, укутавшись в спальный мешок, сидела посреди коробок из-под еды. Ли и не заметил, как достал камеру и стал фотографировать бездомную, а та в свою очередь начала на него орать. «В тот момент у меня было два выхода: развернуться и уйти или перейти дорогу и извиниться. Я выбрал второе», — вспоминает тот судьбоносный день фотограф.

С тех пор красной нитью в творчестве Ли Джеффриса проходит тема бездомных. Он никогда больше не возвращался к спортивной съемке.

Collapse )