Category: финансы

Клуб России и Китая на основе блокчейна

Россия и Китая формируют «закрытый клуб» по финансовым расчетам вне зоны зависимости от американского доллара и международных платежных систем. Об этом изданию Legacy Research рассказал американский финансист Джим Рикардс*.
Международные платежные системы Fedwire, ACH Network и SWIFT позволяют США диктовать своим оппонентам условия, необходимые для участия в международной торговле. По словам эксперта, это побудило Россию и Китай сформировать новый финансовый формат на основе технологии «блокчейн». Новая площадка будет представлять из себя подобие закрытого клуба, в котором смогут участвовать несколько стран, независимых от лоббистской политики США.
«Теперь, если США хотят наложить санкции на продажу иранской нефти в Китай, Тегеран может просто отправить нефть в КНР, получить деньги в этих цифровых токенах, использовать их для других целей среди участвующих торговых партнеров, а затем периодически рассчитываться с партнерами в золоте», – цитирует эксперта ПолитРоссия.
Эксперт заключил, что Россия и Китай наращивают свои золотовалютные резервы, и США рискуют проиграть на «своем же» поле.
И ещё на тему (пишет тот же Рикардс):
Российский банк развития, ВЭБ и ряд российских государственных министерств, как сообщается, объединяются для разработки блокчеин технологии. Они хотят создать полностью зашифрованную, отдельную, недорогую платежную систему, которая не будет полагается на западные банки, SWIFT или США для перемещения денег.
Это не имеет ничего общего с биткоином, который является еще одним цифровым маркером. Технология блокчеин (в настоящее время часто именуемая технологией распределенной регистратуры, или DLT) — это платформа, которая может облегчить широкий спектр переводов, возможно, включая новую российскую государственную криптовалюту, поддерживаемую золотом.
*Джеймс Рикардс (англ. James G. Rickards) - американский юрист, автор книг по макроэкономике, сторонник инвестиций в золото. Рикардс был советником директоров ЦРУ и Национальной разведки по финансовым войнам и асимметричным конфликтам.

США - принципиальный клон Древнего Рима

Немного позанимался старой, интересной для меня темой - как США в своём "развитии" копируют путь Древнего Рима.

С чего началось рабство и там, и там? Со своих. В Риме в рабы сначала попадали обычные граждане - за долги (размер не имел значения, попадание пожизненное - если с этого момента в течение сорока дней выплатить не смог). И только потом у сенаторов гордынька поперла и они начали приподымать имидж "чуда на семи холмах" - решили, что нехорошо быть рабом гражданину Великого Рима, и стали возить рабов из-за бугра. В Штатах, когда только начинала оформляться Массачусетская колония, в Старый свет начали проникать массово слухи о том, как, де, хорошо и вольготно осваивать новые земли за океаном, и туда попёрли разного рода уголовники и маргиналы, пытаясь ускользнуть от виселицы. Но поскольку денег на переплыть океан у них не было, появилось массовое явление продажи себя в рабство по контракту за возможность попасть в Новый свет. Однако "на том берегу" новоявленные рабы не проявляли покорного нрава, что немудрено, и при случае старались либо просто сбежать, либо сбежать, предварительно убив хозяина и забрав его деньги. Охранять и следить за этим сбродом было хлопотно, а тут как раз старая добрая Англия начала "осваивать" колонии. Появились нормальные рабы, инородцы, которых удобно было представить недолюдьми для пущей эффективности управления хозяйством. И так экономика и Рима, и США прирастала рабами. Это и был ресурс, который при этом позволял "нормальным людям" воевать за деньги, силой забирая всё, что тебе нравится. Нельзя ведь и воевать, и бурно строить экономику. А так удобно - рабы пашут, приличные граждане гарцуют, мают добычу и доблесть.

Collapse )

На изображении может находиться: 1 человек

Конфликт Токио и Сеула и закрытие вопроса о "встраивании в западный мир"

Как говорил знаменитый член демократической партии США Альфред Смит, четырежды становившийся губернатором Нью-Йорка: «Лучшим лекарством от болезней демократии, может быть только еще больше демократии», и, если посмотреть на прошлые действия Америки под таким углом, формула становится вполне очевидной.

Процесс глобализации, замороженный с момента прихода к власти Дональда Трампа и индустриальных американских элит, как раз и представлял из себя постоянное поглощение: перекачку мировых благ из «подключаемых» к процессу «демократизации» государств в американо-европейскую метрополию.

Официально глобализм преподносился миру в качестве естественного роста экономических взаимосвязей — сплошных выгод от переплетения финансовых потоков различных стран, на практике же направленность преференций всегда была односторонней и выражалась в кратковременных успехах для одних и колоссальных долговременных доходах для немногих.

Пока СМИ обрисовывали глобализм способом прозрачного и всеобщего вовлечения в прогресс, когда, снимая номер в гостинице, сервисом вашего номера мог заниматься колл-центр в Индии или Пакистане, а в выпуске телевизора участвовало с десяток стран, под поверхностью пропаганды шли противоположные процессы. Руками США, НАТО и международных финансовых институтов крупнейшие мировые корпорации проводили монополизацию наиболее значимых рыночных секторов.

Линии «грязных» и трудозатратных производств действительно переезжали в другие страны, однако взамен сами эти государства плотно подсаживались на долгосрочные кредиты, попадали в технологическую и финансовую зависимость, как от западных государств, так и от тех фирм, кто удерживал у себя ключевые технологические секреты.

Синтез базовых материалов, изготовление высокотехнологичных компонентов и прочие элементы производственного цикла, вместе с заводами никто не экспортировал. В результате экономики стран, ставших частью глобализации, оказывались под контролем транснациональных корпорацией, а сами они становились способны в нужный момент устроить политический или экономический обвал стран, попросту прекратив поставлять ключевые компоненты и материалы.

По планам, на финальных стадиях глобализации это бы вызвало стагнацию производств, ударило бы по капитализации и вернуло бы их к изначальному вопросу — к возврату взятых ранее кредитных средств. Учитывая, что единовременную выплату ввиду простоя никто бы не осилил, производства, ранее бывшие самостоятельными, перешли бы в собственность западных банков, а оттуда — в руки ТНК.

Иными словами, глобализм изначально был мировой мышеловкой, частью западной системы поглощения и управления миром. А мировые кризисы — элементом скачкообразного расширения этого контроля, когда после каждой кризисной волны, спрут монополий, игнорируя границы, заглатывал бы все новые и новые отрасли.

Collapse )

Это важно

Структуру системы глобального управления в своих работах раскрыл крупный идеолог глобализма Жак Аттали, экс-глава ЕБРР, советник Франсуа Миттерана и экономический наставник нынешнего французского президента Эммануэля Макрона. В «новом мировом порядке», о котором впервые публично рассказал и к установлению которого призвал Джордж Буш-старший в послании Конгрессу США в 1990 году, Ж. Аттали вывел три составляющих - «мировые порядки» сакрального, силы и денег.

За «мировой порядок сакрального» - пресловутую «новую мировую религию», создаваемую на базе интеграции различных религиозно-конфессиональных систем и вероучений, «отвечает» Ватикан, который еще в 1962-1965 годах на Втором Ватиканском соборе подготовил для этого экуменическую базу, признав иудаизм «старшим братом» христианства (концепция иудео-христианства). В 1977 году появился пятый доклад Римскому клубу Эрвина Ласло «Цели для человечества», в котором была выведена «иерархия мировых религий» во главе с иудаизмом.

Collapse )

Современный капитализм - экономика Мефистофеля




Давид Эйдельман

Готовясь к лекции о Фаусте, (она состоится 27 марта ), я стал перечитывать великое произведение Гете.

В начале второй части трагедии есть удивительная сцена при дворе императора. Действие вступает в сферу власти и политики. А когда речь заходит о политике, знающие люди, а Гете был человеком сведущим — первым министром Веймарского государства – речь всегда идет, прежде всего, о бюджете. Остальное — вторично. Главное — откуда брать средства, и на что их тратить.

Тронный зал. Государственный совет. Трубы. Входит император с блестящей свитой и садится на трон. Справа от него становится астролог. Слева должен стоять шут. Новым шутом императора становится Мефистофель. А ситуация отнюдь не веселая. Совсем не веселая.

Империя разрушена, в кассах пустота, на законы никто не обращает внимания, грозит возмущение подданных, а двор купается в роскоши. В общем, достаточно известная политическая ситуация, не правда ли?



И тут… шут Мефистофель предлагает обедневшему императору использовать для обогащения клады, которые согласно старинному закону «принадлежат кесарю». Клады, чтобы заново наполнить казну. Чтоб получить средства на армию и увеселения.

Collapse )

Вытесненный в третий мир капитализм - южно-корейская изнанка

Южно-корейское экономическое чудо - это работа по 68 часов в неделю. При 5-дневке это по 13.5 часов. При 6-дневке - немногим меньше 11.6 часа.

Граждане либерасты, фапающие на "Южнокорейское чудо" - готовы работать столько в течение всей жизни?

А затем удивляться - а почему так резко падает рождаемость?

Мрачные будни "вынесенного в третий мир" капитализма...

После этого меня не удивило, что в Южной Корее повесилась автор 20 книг о счастье . Видать, от слишком счастливой жизни..

https://grey-croco.livejournal.com/2031832.html?utm_source=embed_post

Эрик Хобсбаум: Без этой победы...

Демократию спас только временный и странный союз между либеральным капитализмом и коммунизмом для защиты от претендовавшего на мировое господство фашизма, поскольку победа над гитлеровской Германией была, несомненно, одержана Красной армией, которая только и могла это сделать. Во многих отношениях время возникновения союза капитализма и коммунизма против фашизма (в основном 1930-е и 1940-6 годы) является доминантой истории двадцатого века и ее ключевым моментом.

Победа Советского Союза над Гитлером стала победой режима, установленного Октябрьской революцией, что продемонстрировало сравнение экономики царской России во время Первой мировой войны и советской экономики во время Второй мировой войны (Gatrell/Harrison, 1993) • Без этой победы западный мир сегодня, возможно, состоял бы (за пределами США) из различных вариаций на авторитарные и фашистские темы, а не из набора либерально-парламентских государств. Один из парадоксов этого странного века заключается в том, что главным долгосрочным результатом Октябрьской революции, цель которой состояла в мировом свержении капитализма, стало его спасение как в военное, так и в мирное время, т. е. сообщение ему стимула—страха, спо­собствовавшего его самореформированию после Второй мировой войны, а также обогащение капиталистической экономики методиками экономического планирования, содействовавшими ее преобразованию.

"Эпоха крайностей. Короткий двадцатый век", Эрик Хобсбаум

Историк-марксист Эрик Хобсбаум

Несмотря на санкции, РФ за один день получила 3 млрд инвестиций из США

«Буквально через несколько часов после того, как Дональд Трамп подписал указ о расширении антироссийских санкций на рынке были выставлены облигации государственного банка “ВТБ Капитал”. Все они были раскуплены практически мгновенно, принеся Москве более 3 миллиардов долларов инвестиций. Наиболее интересным, к слову, оказался тот факт, что главными покупателями стали бизнесмены из США и Великобритании. Европейские компании, в свою очередь, оказались не у дел из-за введенных Брюсселем ограничений».

http://alternatio.org/events/all/item/52014-putin-posmeyalsya-zapadu-v-litso-rf-za-odin-den-poluchila-3-mlrd-investitsiy-iz-ssha

Франко Берарди: «Всеобщий интеллект станет полем великой битвы будущего»



https://avtonom.org/news/franko-berardi-vseobshchiy-intellekt-stanet-polem-velikoy-bitvy-budushchego

«Ф. Б. Демократия мертва, потому что финансовый капитализм породил такую систему власти, которая не признает даже сам факт существования общества (я бы уточнил - не признаёт как носителя ценности, формирующего её - Нандзед). Демократия хорошо работала тогда, когда экономические рычаги управления находились в руках буржуазии. Буржуазия была общественным классом с четко выраженной привязкой к территории: это был правящий класс городов, «бургов». Буржуазия имела потребность в образовании собственного сообщества и создании системы отношений внутри него. Сегодня финансовые верхи не имеют никакой связи с территорией и не принадлежат какому‑либо сообществу. Финансовый капитализм как система не только не опирается на город, страну или национальную принадлежность, но даже не признает сам факт их существования. В подобных условиях демократия невозможна. Действия, предпринимаемые руководящими европейскими структурами в финансовой сфере, абсолютно не соответствуют интересам населения. В Греции, когда Георгиос Папандреу предложил вынести на референдум вопрос об «особых мерах», вводимых европейским Центробанком, он тут же, в один миг, был изгнан из власти. В России и Китае, недавно вступивших в ряды капиталистических стран, демократии вообще никогда не было и никогда не будет, потому что эта форма государственного устройства не может сосуществовать с современными формами финансового капитализма.



Collapse )

Фин.капитализм и шизогенный дабл-байнд

Дело не только в том, что общество и человек не нужны для современного финансового капитализма и системы власти, им порожденной. Это конечно в определенной мере так и есть, но все несколько сложнее.

Общество финансовому капиталу одновременно и нужно, и не нужно. Как и человек. Ведь все-таки совсем без общества как оборачиваться-то? Как расти? В Космосе или на Марсе пока не может капитал оборачиваться, по крайней мере пока))). Но в то же время общество и не нужно. Получается патогенная непоследовательность, постоянное приближение и отталкивание, как это происходит в ситуации шизогенной коммуникации (в семьях между супругами, с детьми и пр.)


Ток, кто попадает в такие отношения, не может понять как же к нему все-таки относятся, нужен он или не нужен, уважают его или пытаются подавить, унизить и т.д. А такой тип коммуникации гораздо более патогенный, чем открытое неуважение, даже агрессия или попытки подавить, управлять. В этом случае ведь все ясно как день, поэтому надо просто думать как на это отвечать. А вот если ничего не понятно, если к тому же есть запрет на метакоммуникацию, то есть нельзя спросить - «а что же, собственно происходит?», «какова сущность наших отношений» и если нет возможности покинуть отношения, то вот это уже дело плохо. Надо также понимать, что даблбайнд - это не какая-то отдельная травматическая ситуация, тут правильнее говорить о системных нарушениях способности адекватно воспринимать и понимать (осмыслять) окружающую социальную реальность. Поэтому потом не так уж сложно «убедить», что черное - это белое, что жесткая эксплуатация - это «сотрудничество», что контроль, подавление и манипуляция - это «забота» и пр. Тут можно долго перечислять все мифы и всю демагогию неолиберализма. Кратко говоря, современный индивид должен быть одновременно и свободным (даже само это требование носит характер парадоксального предписания) и послушным, и независимым, и управляемым и т.д.))

И, на мой взгляд, все это в какой-то мере было и раньше, хоть Берарди и ссылается на «прежний капитализм», со старой буржуазией. Но это не самое главное уже.


Таким образом, мы имеем дело не просто с системными проблемами, но с проблемами, о которых нельзя говорить (и думать тоже нельзя). Простой обыватель, как правило, не может до конца понять свою роль в этой системе - то ли он нужен ей и его голос имеет значение (хотя современные «демократические выборы» играют роль одной из мощных даблбайндовых ловушек), то ли он лишь батарейка, подпитывающая сети, по которым перемещаются какие-то мощные силы, или он вообще просто растворяется в этой системе))


И все это замечательное капиталистическое общество можно также назвать обществом многоэтажного лицемерия - не могу не использовать здесь формулировку Р. Лэйнга.


Про Берарди надо еще написать, а на Бейтсона ссылался совершенно прямо:

«Антрополог Грегори Бейтсон сказал бы, что нынешнее болезненное состояние Европы вызвано тем, что называется double bind — взаимоисключающие требования. Из этой ситуации есть парадоксальный выход: перестать бояться спада. Спад и снижение темпов роста предполагают отказ от участия в безумной всеобщей конкуренции. Только это может вывести нас из неолиберального состояния double bind.»

( Читать дальше... )

Речь о Франко Берарди и некоторых уточнениях.

Вот тут подборка ссылок на переведенное, цитаты и об авторе; о ненужности общества - здесь.