Category: музыка

Слушайте гениев

Спрашивают, как можно понять, хорош ли исполнитель, и как вы их различаете (памятуя высказывание о конкурсантах им. Чайковского:)). Очень просто - слушайте гениев и сравнивайте с ними. Понимание нельзя предуказать, предписать, это только опыт. Гениальный исполнитель - это человек необычного опыта понимания, выраженного с замечательной возможностью.

Событие

Русский гитарист Евгений Побожий стал первым российским победителем самого престижного джазового конкурса в мире, Международного конкурса Института джаза Херби Хэнкока. Под этим названием конкурс проводился впервые, раньше он носил имя Телониуса Монка.

Почему я стал консерватором

"Я рос во времена, когда половина англичан голосовала за Консервативную партию на национальных выборах и почти все английские интеллектуалы рассматривали термин "консерватор" как оскорбительный. Быть консерватором, мне говорили, это быть на стороне стариков против молодёжи, прошлого против будущего, авторитета против инноваций, "структур" против спонтанности и жизни. Этого было достаточно, чтобы признать, что у меня, как свободномыслящего интеллектуала, не было другого выбора, кроме как отвергнуть консерватизм". Не правда ли, что-то очень сильно напоминает в нынешней России?)) Даже если не заострять вопрос ненависти меньшинства к большинству.

Прочтите этот текст, там дальше очень точно про Мишеля Фуко и его "Слова и вещи", "текст которой казалось оправдывает все формы отклонений, показывая, что любое послушание просто поражение. Это хитроумная книга, составленная из демонической лживости и избирательного освещения фактов, чтобы показать, что культура и знания являются ничем больше, чем просто "дискурсом власти". Эта книга не философская работа, а скорее упражнение в риторике. Её целью является ниспровержение, а не поиск истины, и она аккуратно аргументирует - используя старые трюки номиналистов - что "истина" требует запятых, что она меняется от эпохи к эпохе и привязана к форме сознания, "эпистеме", которая навязывается правящим классом. Революционный дух, который ищет причины для ненависти, нашёл у Фуко новую литературную форму. Оглядитесь вокруг в поисках власти, говорит он своим читателям, и вы найдете её везде. Там где есть власть, там есть угнетение. И там где есть угнетение, появляется право на уничтожение".

"Моя подруга сегодня стала хорошей буржуазкой, как и многие из тех, кто принимал тогда участие в бунтах. Арман Гатти забыт; и работы Антонена Арто причудливы и беззвучны. Французские интеллектуалы отвернулись от "68-го", а покойный Луи Повель, величайший из послевоенных новеллистов, книгой "Сироты" написал убийственный некролог их подростковой ярости. А Фуко? Он умер от СПИДа, который достался ему на одной из вечеринок в Сан-Франциско, его визиты куда, как модного интеллектуала, хорошо спонсировались. Но его книги находятся в списках для чтения по всей Европе и Америке. Его взгляд на европейскую культуру как институализированную репрессивную власть везде преподается как Евангелие студентам, у которых нет ни культурных, ни религиозных знаний, чтобы противостоять этому внушению. Только во Франции его более менее широко признают мошенником".

https://nordickraft.blogspot.com/2018/08/blog-post_15.html?m=1&fbclid=IwAR0wsjUs1GsQGTJ018xKQXNmQt4dgIxFGLL3OZT8SYy18BxIbzy4razxWDQ

Глухие. Лексический отбор))

Когда я вижу - человек пишет в стихах слово "рассредоточение" или "рекогносцировка", я понимаю - человек вне музыки, он вне поэзии, в общем-то, он недалёк от стихов, сочиняемых компьютером. И много нынче стало таких людей - они вовсе не слышат слово, это редуцировано в них до отбора слов по лексическому значению.

О слишком искусных интеллектах

Готовясь к предстоящему в 2020 году двухсотпятидесятилетию Бетховена, основательные немцы бьют все рекорды изобретательности. В частности, объявлено, что одним из центральных событий огромной праздничной программы станет премьера Десятой симфонии юбиляра — так прямо и пишут: премьера. В конце апреля на родине композитора, в Бонне, будет исполнена несуществующая партитура ненаписанной симфонии. Оказывается, её «допишет искусственный интеллект — с помощью команды музыковедов и программистов». Допишет — это крепко сказано. К симфонии, которую Бетховен, по всей видимости, и впрямь подумывал написать после Девятой, налицо лишь горстка беглых набросков, причём в основном к первой части. Как из этой горстки сделать четыре части, достойные быть приписанными гению, вы не знаете, и я не знаю. А вот искусственный интеллект знает: «Компьютер проанализирует музыкальное наследие композитора и создаст продолжение партитуры»… Попробую объяснить, почему это сравнительно невинное (не убивают же никого!) надувательство так сильно меня злит. Потому что «дописать» бетховенскую симфонию нельзя — и потому что дописывать её никому и низачем не нужно.

Сначала — почему нельзя. Например, потому что именно у Бетховена зрелой поры необыкновенно велика дистанция от простоты, зачастую поразительной, исходного тематического материала — до предельной изощрённости, с которой материал изложен в готовой вещи. Некоторые знатоки полагали, что как раз этой дистанцией в изрядной мере и порождается бьющая в глаза способность его музыки говорить одновременно и о предельно личном — и о вселенски общем. Мнения знатоков, конечно, можно не разделять, но нельзя игнорировать факты; а что прохождение этой самой дистанции от набросков к результату давалось ему, особенно в последние годы, мучительно тяжело — неоспоримый факт. По свидетельству друзей, во время работы он выл как зверь и метался по комнате, «напоминая своим истерзанным видом буйного помешанного». Факт и то, что, пробиваясь к нужному результату, он раз за разом не колеблясь задерживал заказанные вещи, срывая все допустимые сроки и теряя самых преданных поклонников. Кабы путь от набросков к готовой вещи (от его набросков к его готовой вещи) был в каком угодно смысле алгоритмизуем, едва ли мятежный гений мучился бы так сильно и так подолгу. Нет, разумеется, и в поздних его вещах очень сильна объективная дисциплина, которая, вероятно, может быть с тем или иным успехом сымитирована компьютерно, но у Бетховена эта дисциплина всегда — и в последних квартетах, и в Девятой — неразрывно сочетается с изумительной спонтанностью, адекватно имитировать которую… Вы сначала научитесь рулетку обыгрывать, хотя она не гений и вообще железная.

Collapse )

Мария Юдина. Большое собрание записей. Том 4



Синтез русских национальных корней с глубинными духовными исканиями человечества – таким для Юдиной был путь русской (в том числе фортепианной) музыки от «Могучей кучки» до Скрябина, Метнера, Мясковского и ее современников – Прокофьева и Шостаковича. Не могли не привлечь ее внимания «бахианство» поздних фуг Глазунова, строгий интеллектуализм ансамблей Танеева, философская лирика Метнера. Но прежде всего, Юдина была дочерью своего времени.

Apple Music → https://apple.co/35yhY33
YouTube → http://bit.ly/2r7PMoY
Deezer → http://bit.ly/34zxeLO
Spotify → https://spoti.fi/2sA7B0m
TIDAL → http://bit.ly/2Z2sGwE

Гений-беглец



За то, что он не пожелал возвращаться с гастролей в Советскую Россию, его отца сгноили в ГУЛАГе. Ему рукоплескали Европа и Америка, но приступы депрессии не раз заставляли его прощаться со сценой и уходить в затворничество. Он мог бы стать гордостью и славой России, но вошел в энциклопедии как «американский пианист».

Музыкальное окружение

В семье Горовица, пожалуй, только отец был далек от музыки. Самуил Йоахимович был владельцем фирмы по торговле редким по тем временам товаром — электрическим оборудованием. По образованию инженер, он прекрасно разбирался в том, что продавал.

Владимир Самуилович Горовиц родился 1 октября 1903 года. Одни источники утверждают, что появился он на свет в Бердичеве, который по сей день историки с горечью называют «еврейской Атлантидой», а в позапрошлом веке величали не иначе как «Волынским Иерусалимом»: этот небольшой городок был известен во всей Европе как центр хасидизма. Другие исследователи вроде как обнаружили в метрических еврейских книгах города Киева упоминания о появлении на свет и Владимира Горовица, и отца его Самуила, и дяди Александра, и братьев, и сестры. В пользу «киевской» версии говорит и то обстоятельство, что дед будущего музыканта Иоахим Горовиц был известным в Киеве купцом первой гильдии, а потому имел право жить вне черты оседлости.

Collapse )

День начался с фортепиано)). Моцарт омолаживает мгновенно...

Играет мой любимый непревзойдённый Владимир Горовиц. За то, что он не пожелал возвращаться с гастролей в Советскую Россию, его отца сгноили в ГУЛАГе. Ему рукоплескали Европа и Америка, но приступы депрессии не раз заставляли его прощаться со сценой и уходить в затворничество. Он мог бы стать гордостью и славой России, но вошел в энциклопедии как «американский пианист».
https://www.classicalmusicnews.ru/signdates/gorovits-triumf-i-bol-virtuoza/