?

Log in

No account? Create an account

Нешёлковый путь

Квинтэссенция впечатлений, со временем потерявшая геометрию

Entries by category: литература

Общее и частное
nandzed
Общепринятая реальность после сна возникает в силу отказа каждого из нас от своей собственной реальности. Мы её вытесняем ради общей.

Здесь есть два, согласно сутре "Шурангама": наше личное кармическое видение ложно разделяет всё и всех на явления, а ложное единство общей (сходной) кармы дает видимость "существования" картины мира. Пример:

"Дело в том, что в большинстве европейских языков слово «сознание» (conscious­ness) генетически связано со словом «совесть» (conscience), первоначально означавшим знание, потенциально доступное всем (отсюда муки совести: «а вдруг об этом узнают?!»; понятие совести как «сверхэго» появилось гораздо позже, с распространением монотеизма – «Бог всеведущ»)" (из предисловия к книге Арнольда Минделла "Сила безмолвия").

На изображении может находиться: на улице

Жизнь, куда ты?
nandzed
Так много (?) сделавший человек вдруг понимает, что жил впопыхах. Не зря, а не так, как хотелось (?). А мне вот никак не хотелось, конкретно никак, после пятидесяти лет смотрю и понимаю, что вся то задача была - понять и пойти к пробуждению, всё. Музыка, литература, женщины, магия мира, - всё лишь видения по пути к главному. И жизнь - как сахар в воде. Растворён. И не ухватить, не указать, только попробовать.

Из первого тома мемуаров Эйзенштейна "Йо":

Я думал, что наконец-то осмотрюсь, огляжусь, одумаюсь.

И все пойму про себя,

про жизнь,

про сорок восемь прожитых лет.

Скажу сразу: ничего я не понял.

Ни про жизнь. Ни про себя. Ни про сорок восемь прожитых лет.

Ничего, кроме разве одного.

Что жизнь пройдена вскачь,

без оглядок,

как пересадка за пересадкой,

как погоня за одним поездом с другого.

С вниманием, неотрывно прикованным к секундной стрелке.

Дальше...Collapse )

Картинки по запросу уддияна нандзед

Очень содержательное интервью и вообще видение Высоцкого
nandzed
"Высоцкий думает не мыслями, а точками зрения. И это для поэзии уникально. Больше такого нет ни у кого.

– А у него вообще была эта творческая среда?

– Это вопрос очень интересный. Она у него менялась. Здесь он, опять же, схож с Пушкиным и Блоком. Среда менялась за средой, пока поэт не пришёл к полному одиночеству. Таков путь русского национального поэта первой величины. Для Пушкина эти периоды – поэты-лицеисты, «Зеленая лампа», близость с Языковым и Баратынским… У Блока: сначала с Андреем Белым, Сергеем Соловьёвым он создает культ Любови Дмитриевны, потом становится своим в компаниях Мережковского и Вячеслава Иванова, а в конце выходит на дорогу полного одиночества. Высоцкий в последние годы подчеркивал значимость кружка, который у них был в Большом Каретном, но, наверное, это была компенсация за то, что он с ним быстро расстался. Работа в театре на Таганке, женитьба на Марине Влади – это создало ситуацию для совершенно другого общения… Но компанейскость – все-таки, удел самодеятельной песни. Настоящей поэзии это не нужно. Мы много работали с материалом о Высоцком с Андреем Крыловым, его текстологом, и он, анализируя библиотеку Высоцкого, установил, что регулярные контакты с Вознесенским и Евтушенко, у него прекращаются уже после 1975 года, когда они перестают дарить ему свои книги. То есть, отношения становятся настолько дистанционными, что уже и такое взаимодействие невозможно. У Высоцкого были свои претензии к их кругу: они не помогли ему напечататься, вступить в Союз писателей… Как Юрий Трифонов сказал: «Надо было кулаком по столу. Ведь ему почему-то это было важно. А мы не добились…». И когда его самыми близкими друзьями остались только Михаил Шемякин и Вадим Туманов, Высоцкий в московской тусовке начинает чувствовать себя окончательно одиноким".

Смотрите оригинал материала на сайте "Совершенно секретно" : https://www.sovsekretno.ru/articles/polifonicheskiy-khudozhnik-vladimir-vysotskiy-/?fbclid=IwAR3t1nRXo28XUyqK1sLeugd90uHoFSxd-8u91nYEaxpMmphROUwG2HW34hM

Полифонический художник Владимир Высоцкий

"КАЛАЧАКРА-ТАНТРА"
nandzed
На изображении может находиться: текст

Автор перевода и расшифровки В. С. Дылыкова-Парфионович

Первая книга издана в 2018 году.

Дылыкова-Парфионович Вилена Санджеевна – тибетолог, востоковед, cинолог, кандидат филологических наук. Родилась 2 февраля 1938 года в г. Ленинграде (Санкт-Петербурге). Ученица крупнейшего русского ученого-востоковеда Юрия Николаевича Рериха. Под руководством Юрия Михайловича Парфионовича (1921–1990) и Вилены Санджеевны Дылыковой-Парфионович был собран и отредактирован «Тибетско-русско-английский словарь с санскритскими параллелями» (11 томов, издательство Института востоковедения АН СССР), над которым начинал работать Ю. Н. Рерих. В течение 11 лет (1983–1993) они работали над изданием этого фундаментального труда Ю. Н. Рериха. В. С. Дылыкова-Парфионович – автор монографии «Тибетская литература» и многих других научных работ, в частности посвященных изучению Калачакры.

Калачакра (Колесо Времени или Колесо Знания) - это древняя индо-тибетская космологическая система знаний о Вселенной и её неразрывной связи с человеческой личностью. Калачакра-тантра состоит из пяти глав (или книг), описывающих:

Вселенную;
Человека;
Ритуалы;
Пробуждение и нирвану;
Йогическую практику.

В первом томе опубликован перевод наиболее сложной по содержанию, первой главы Калачакра-тантры. Текст дополнен переводами двух космогонических трактатов из Тибетского Канона и Белого берилла, а также авторскими материалами с описанием представлений о картине мира в Индии и Тибете в средние века.

Калачакра-тантра впервые издаётся на русском языке, расшифровка символов впервые предпринята на европейский язык.

Скачать: https://yadi.sk/i/AyJyqdZ8XTzBcg

ПОДДЕРЖАТЬ ИЗДАНИЕ ВТОРОГО ТОМА КАЛАЧАКРА-ТАНТРЫ: https://boomstarter.ru/projects/askules/izdanie_knigi_kalachakra-tantra?fbclid=IwAR3XnBGA5EKPdYvMjkngrdQ8oYn2YFTosMpbwpST_oYNprby0pyqXQ8TOWk

"Я больше не слышу Звук". Сегодня дата ухода Александра Блока
nandzed
В нашей стране уже много лет блоковские даты совершенно игнорируются в СМИ... Просто нет уже той страны, которая была бы его достойна. Есть только та, что его убила:

И гибну, принц, в родном краю,
Клинком отравленным заколот.

"В 1880 ГОДУ население Санкт-Петербурга перевалило за восемьсот пятьдесят тысяч человек, в продаже появились «электрические свечи-тушилки», в Москве напротив Тверского бульвара торжественно открылся памятник Пушкину, народовольцы устроили взрыв в Зимнем дворце, едва не стоивший жизни Александру II… И родился Александр Блок". Сколь великий, столь и несчастный.

Есть такое ощущение, что понимание Блока и память о нём - живая и непосредственная, обиходная - принадлежала тому, бесконечно-иному поколению, подавленному бесконечными волнами - одна за другой - быдла, густо приправленного сверху. Этот человеческий потоп, вошедший во все, даже самые верхние этажи общества, не оставил выбора - и уже повоенные и позже родившиеся поколения несли на себе печать безродности. Они уже не говорили о Блоке - как будто поняли его. Нет, не могли - для понимания за лет сто до сих пор не сложились условия. Я не говорю об официальной поэзии (я о ней вообще никогда не говорю - это всё равно что увлечённо разбирать буквы на печати расстрельного приговора). Я говорю о немногих действительно не только талантливых, но и содержательных поэтах (увы, пришёл к выводу о необходимости различения) андеграунда. Ни один из поэтов после Блока не смог не то что подойти к теме произошедшего со страной и миром и продолжить. Необходимость связи времён никого просто не волновала. Трава на пепелище не помнит голосов умерших. Быть может, я ошибаюсь. Но, наблюдая за всеми "мэтрами", включая нобелеанта, я не нашёл в них связи. Нобелеант был сильно занят собой и самостоянием против всего мира (прошу прощения, но у этого тоже есть свои минусы). Остальные и вовсе размахом плеча не вышли. Потому и все их чрезвычайно умные подчас речи далеки от Блока. Самая тьма - перед рассветом. Все поэты отражают время. Но очень редкие зеркала отражают его с опережением.

Дальше...Collapse )

На изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом

Оскомина
nandzed
Можно ли писать стихи после Освенцима? Это выражение нежные потомки Адорно выдоили досуха и надоели уже всем. Мне уж точно. Кто мне имеет волю сказать, что можно и нельзя? Где эта постная рожа? Так и вижу за ней лик лавочника-протестанта, напуганного войной, но, впрочем, живого и теперь измышляющего с аптекарской, нищенской точностью - как жить? А это непременно ведь надо уложить, обмерить от рождения до смерти. Как им писать теперь, как полагать и где пределы. Они доселе несут свои язвы, как ордена на подушках за гробом, носятся с "травмами", как дурни с писаной торбой. Где веселие духа, Европа? А было когда? Поколение снежинок будет говорить вообще? Если заткнется, считаю, это будет целительная передышка для культуры.

Вдогонку к записи о буквах))
nandzed
Изучая язык, столь отличный от нашего в написании, как китайский, необходимо понять: какой источник питает те универсальные формальные элементы, из которых складывается поэтика? Какой смысл мы вкладываем в свои слова, когда называем написанный иероглифами текст - текстом истинно поэтическим?

Если бы мы знали, какой части внутренней картинки соответствует каждый из знаков, мы могли бы передавать протяженную мысль друг другу просто рисуя их, не произнося ни слова. Обычно мы используем таким образом язык жестов.

Но китайское письмо – это больше, чем произвольные символы. Оно основано на выразительном условном обозначении реального действия. Ни в математической цифре, ни в произносимом слове нет природной связи между вещью и знаком: эта связь чисто конвенциональна. Но в китайском она внушена самой природой.

...Преимущество словесной поэзии как искусства в том, что она возвращает нас к фундаментальной реальности времени. Китайская поэзия уникальна тем, что соединяет два элемента: наглядность живописи и подвижность звучания. В некотором смысле, она объективнее и драматичнее словесной. Читая китайское стихотворение, мы не жонглируем интеллектуальными понятиями, но наблюдаем за тем, как вещи проживают собственную жизнь.

Э. Феноллоза. КИТАЙСКИЙ ИЕРОГЛИФ КАК ПРОВОДНИК ПОЭЗИИ

На рисунке: Иероглиф "гуан" - свет.

Иероглиф 光 изображает огонь, который горит над человеком, или человека, который держит горящий предмет для освещения. Этот иероглиф можно рассматривать как воплощение идеи о том, что открытие огня привело человечество на путь развития культуры и цивилизации.

На изображении может находиться: текст

Почему у нас такая литература?)) И не только она
nandzed
Джордж Стайнер: С развитием буржуазного мира умерла трагедия.

Михаил Леонтьев: Ведь что такое буржуазные ценности? Ободрать ближнего так, чтобы это способствовало экономическому росту.

Итог: Удивительно, как превращение злодеяния в оправданное средство убивает переживание трагического. Так культивируется бесчувствие.

Разрыв с традицией и начало распада в искусстве - плод маркетинга. На определённом этапе развития буржуазной культуры известные художники стоили дорого. Появилась простая, но надёжная как механизм идея: находишь неизвестного художника, покупаешь дёшево - делаешь его известным, продаёшь дорого. Естественно, что при такой технологии процесс очень быстро перестаёт иметь отношение к искусству и его ценностям. Появляется ощущение, что именно торговцы создают ценности. С этим ощущением многие живут до сих пор. Неудивительно, что слабеет образование и критичность. Где уж тут искусству взяться?

Как писал некогда любезный Роман Шмараков: «Почему у нас такая литература», «почему у нас такие литературные премии»… Почему первым признаком отравления является посинение трупа?.. Состояние литературы – насколько оно зависит от людей, а не от вдохновения, никому не дающего отчета в своих привязанностях, – есть производное от состояния образования. Конечно, если вы считаете, что это последнее у нас процветает, яко крин сельный, тогда нужно дискутировать, ...но пока всякий невеглас считает возможным публично заявлять: «Так писать, как Пушкин, сейчас нельзя, а надо писать таким языком, какой он сейчас» или выделять какой-то подобный сгусток букв, не утруждая себя вопросом, что он, собственно, всем этим хотел сказать, – до тех пор у нас осмысленные занятия литературой подобны службе на границе, забытой правительством, и набега варваров можно ждать в любой момент. Так не лучше ли, товарищи, чем в сотый раз начинать бессмысленные прения, пойти почитать какую-нибудь книгу, скажем, «Крокодил» или там газету".

Нет описания фото.

На краю
nandzed
Если перефразировать строки одного из стихотворений Гертруды Кольмар*... Горят и пылают войны; ничто не в силах погасить их, пока мы с вами помним, кто их разжег и почему.

До определённого времени нужно помнить, после него - нужно забыть, потому что это станет тормозить жизнь. Это неизбежно. В последние дни одна и та же мысль приходит ко мне под разным видом - что мы на краю времени, когда ещё можно чувствовать и понимать людей столетней давности, потому что я, например, ещё остро чувствую их непохожесть на нас. И это даёт мне знать, что придут поколения, которые не смогут их понимать. Это как мы относимся сейчас к людям, бывшим лет триста-четыреста назад. На самом деле мы понимаем не их, а мнения о них авторов книг по истории, инсталлированные в нашей памяти.

Этика опирается не на историю, она имеет оправдание в самой себе.

*Гертруда Кольмар погибла в Аушвице в сорок восемь лет; она успела обрести себя, но не успела прославиться; ее и по сей день можно считать неизвестной.

На изображении может находиться: 1 человек

В контексте общей жизни
nandzed
Нет описания фото.

Если каждая страна, регион со своим обычаем, климатом и живностью - это страница в книге природы, как говорил Парацельс, то следует читать страницу за страницей, прежде, чем претендовать на понимание смысла. Судя по нашей истории и развитию, никто ещё не читал этой книги полностью)). Каждый и всякий лишь вычитывает свою страницу ещё и ещё раз. В крайнем случае, полистывает, как путешественник - путеводитель, но бессознательно считает самой важной именно свою страницу. Меж тем, никто не понял даже порядка страниц, кто за кем и в связи с чем.

УПД: Претензии на мировое господство это как утверждать исключительную подчинённость всех трёхсот страниц книги какой-нибудь 59-й. Так что утритесь, господа с претензиями! Истинный смысл вашего существования открывается лишь в контексте общей жизни. И если вы его не знаете, значит, несмотря на всю свою развитость некоторых членов, ваша жизнь - это жизнь сложного, даже великолепного, но автомата.

В единой книге разными листами,
Так наши души сплетены
И говорят едиными устами:
"Прости, мой Бог, я не нашёл земли!"