Category: литература

РОЛЬ ЖЕРТВЫ КАК ИДЕОЛОГИЯ

«…в США некоторые издательства нанимают так называемых “sensitivity readers”, то есть сотрудников, которым поручено очистить книги от всего, что могло бы задеть чувства некоторых читателей или общественных групп».

Это касательно отсутствия цензуры в Brave Neuordnung, -говорит Виктор Куллэ: "Кажется, именно так в совке печатную продукцию на верность линии партии проверяли. Вспоминаю, как меня поразил некогда дикий термин «новая искренность». Вероятно, для оппонентов такова «новая свобода слова»".

"Еще Ницше писал о такой предположительно высокой, но на самом деле нигилистской нравственности, о ее деградировавшей форме, которая скрывает собственные противоречия и слабость за маской непреклонности. Приняв форму такой повышенной чувствительности к потенциальному оскорблению чьих-то чувств, она делает невозможным противостояние идей и обрекает демократическую систему на вырождение.

Современный гражданин стал маленьким и хилым созданием, которого может травмировать даже простое упоминание выбивающейся из конформизма идеи. В эфире «France culture» Брис Куртье сказал следующее об американских студентах: «Они больше не могут отличить утверждение от демонстрации, мнение от факта. Они говорят "как X или Y", но раз их восприятие X или Y не может быть понято теми, кто не разделяют их идентичность, диалог становится невозможным».

Университет должен быть местом, где бросают вызов неизвестности, но в США он превратился в пространство одержимого насаждений прогрессистских догм. Демократия превращается в потасовки групп, которым больше нечего сказать друг другу, и которые больше не могут говорить друг с другом.

В книге «Белый» Брет Истон Эллис описывает свою растерянность при виде современного мира, в котором жертвенническая идеология симметрично производит уверенных в своих грехах белых: «Эта повальная эпидемия жертвенничества заставляет людей думать, что жизнь должна быть прекрасной утопией, которая создана в угоду их хрупким и требовательным чувствам, подталкивает их к тому, чтобы навсегда остаться детьми в благонамеренных сказках»".

Подробно:

INOSMI.RU
Появление в издательствах новых стражей политкорректности становится посягательством на свободу литературы. Одним из последствий этого может стать появление че....

Почему я стал консерватором

"Я рос во времена, когда половина англичан голосовала за Консервативную партию на национальных выборах и почти все английские интеллектуалы рассматривали термин "консерватор" как оскорбительный. Быть консерватором, мне говорили, это быть на стороне стариков против молодёжи, прошлого против будущего, авторитета против инноваций, "структур" против спонтанности и жизни. Этого было достаточно, чтобы признать, что у меня, как свободномыслящего интеллектуала, не было другого выбора, кроме как отвергнуть консерватизм". Не правда ли, что-то очень сильно напоминает в нынешней России?)) Даже если не заострять вопрос ненависти меньшинства к большинству.

Прочтите этот текст, там дальше очень точно про Мишеля Фуко и его "Слова и вещи", "текст которой казалось оправдывает все формы отклонений, показывая, что любое послушание просто поражение. Это хитроумная книга, составленная из демонической лживости и избирательного освещения фактов, чтобы показать, что культура и знания являются ничем больше, чем просто "дискурсом власти". Эта книга не философская работа, а скорее упражнение в риторике. Её целью является ниспровержение, а не поиск истины, и она аккуратно аргументирует - используя старые трюки номиналистов - что "истина" требует запятых, что она меняется от эпохи к эпохе и привязана к форме сознания, "эпистеме", которая навязывается правящим классом. Революционный дух, который ищет причины для ненависти, нашёл у Фуко новую литературную форму. Оглядитесь вокруг в поисках власти, говорит он своим читателям, и вы найдете её везде. Там где есть власть, там есть угнетение. И там где есть угнетение, появляется право на уничтожение".

"Моя подруга сегодня стала хорошей буржуазкой, как и многие из тех, кто принимал тогда участие в бунтах. Арман Гатти забыт; и работы Антонена Арто причудливы и беззвучны. Французские интеллектуалы отвернулись от "68-го", а покойный Луи Повель, величайший из послевоенных новеллистов, книгой "Сироты" написал убийственный некролог их подростковой ярости. А Фуко? Он умер от СПИДа, который достался ему на одной из вечеринок в Сан-Франциско, его визиты куда, как модного интеллектуала, хорошо спонсировались. Но его книги находятся в списках для чтения по всей Европе и Америке. Его взгляд на европейскую культуру как институализированную репрессивную власть везде преподается как Евангелие студентам, у которых нет ни культурных, ни религиозных знаний, чтобы противостоять этому внушению. Только во Франции его более менее широко признают мошенником".

https://nordickraft.blogspot.com/2018/08/blog-post_15.html?m=1&fbclid=IwAR0wsjUs1GsQGTJ018xKQXNmQt4dgIxFGLL3OZT8SYy18BxIbzy4razxWDQ

мимохдм

Без постижения пространства ума мы всегда будем во тьме однонаправленности.

Может, выдающиеся философы таковы лишь в силу темперамента - в предложенных им обстоятельствах? А другим просто темперамента не достает.

Так привыкаешь жить, не замечая жизни))). Хуже всего - что думаешь, будто замечаешь...

Обводить карандашом на бумаге тени оплывающей свечи всё равно что перенести свои слова в виде букв на страницу книги.

Поэзия нынче так социализировалась, что напоминает больше не пантеон, а пандемониум, кабинет психоаналитика и дом скорбных главою.

Бывают такие узкие сообщества единомышленников - от слова "мышь". Гора рождает эту мышь, а потом ждёт Магомета)).

Большинство - явление статистическое, а не смысловое.

Односторонность

На изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом

Насколько односторонне изощрено человеческое существо, настолько и опаснее становится для всех. При этом свою изощрённость люди считают признаком развития, едва ли не плодом. Почему так? Потому что нет у них в целях - ни основных, ни вторичных - принесения пользы всему миру. Есть только принесение пользы себе. И другому - но на пользу себе)). Недаром Николай Василич Гоголь предупреждал об опасности односторонних людей. А мы только "Русь-тройку" помним да Собакевичей с Плюшкиными... Так что повторю, спустя годы, одну цитату:

"Друг мой, храни вас бог от односторонности: с нею всюду человек произведет зло: в литературе, на службе, в семье, в свете, словом — везде. Односторонний человек самоуверен; односторонний человек дерзок; односторонний человек всех вооружит против себя. Односторонний человек ни в чем не может найти середины. Односторонний человек не может быть истинным христианином: он может быть только фанатиком. Односторонность в мыслях показывает только то, что человек еще на дороге к христианству, но не достигнул его, потому что христианство дает уже многосторонность уму. Словом, храни вас бог от односторонности! Глядите разумно на всякую вещь и помните, что в ней могут быть две совершенно противуположные стороны, из которых одна до времени вам не открыта".

Collapse )

Как будто его в нас не стало

"Писать свои Memoires заманчиво и приятно, - так судит Пушкин, пишущий мемуары. - Никого так не любишь, никого так не знаешь, как самого себя. Предмет неистощимый. Но трудно. Не лгать - можно; быть искренним - невозможность физическая. Перо иногда остановится, как с разбега перед пропастью - на том, что посторонний прочел бы равнодушно".

Неистощимость предмета - основа всё новым интересам, любопытству и в то же время усталости (при говорении об этом многих почти одновременно). Вот диалектика для взглядов на Пушкина и собственное понимание.

Заканчивая письмо, Пушкин говорит: "Презирать - braver - суд людей не трудно; презирать суд собственный невозможно". И Вересаев говорит: "...презрение к суду людей, по мысли Пушкина, не совмещалось с высшим взглядом на жизненный путь и на свое предназначение".

И в то же время иногда просто давит весь пафос речи Достоевского и речи Блока о Пушкине. Усталость. Как будто стало не хватать не слов о Пушкине, а самого его. Вдруг солнце времени встало прямо над головой его, и Пушкин не отбрасывает тени. Ни на кого. И это воспринимается как неучастье в нас)).

6 факторов роста омрачений

На изображении может находиться: Tatiana Bazhenova

Дже Цонкапа называл шесть факторов, ведущих к росту омрачений: 1) кармические отпечатки; 2) объекты; 3) влияние недобродетельных друзей; 4) следование ошибочным учениям; 5) сила привычки и 6) ложные умопостроения.

Основной причиной омрачённого сознания являются кармические отпечатки, оставленные в вашем уме прежними неблагими действиями.

Почти каждый раз, когда рядом с вами некий объект, а в вашем уме наготове соответствующий кармический отпечаток, – в мгновение ока возникает омрачение.

Невероятно, до какой степени на Западе принято всё намеренно преувеличивать, с тем чтобы омрачённые умы потребителей непременно обратили на это внимание. «Взгляните на это, вы не поверите своим глазам, это просто ошеломляюще!!!» Эти приёмы настолько укоренились в вашем сознании, что даже перед очередным курсом медитации вы волей-неволей даёте ему рекламу: «Посетите наш потрясающей курс медитации, и вы узнаете всё о своём поразительном уме!». Лично для меня западная культура – это уже слишком.

Collapse )

Выстрел в небо))

Иронический характер людских формул по отношению к духовным путям выдаёт следы обиды)). "Нас недооценили". Дело даже не всегда в том, что есть сейчас. Следы обиды дают себя знать и через тысячу лет. Обозлённость - другая сторона ожиданий. Но нам никто не должен за то, что мы такие или иные. Ещё глубже в причинах - мы считаем себя ценными для мира. Нам даже может быть трудно признать, что мы так думаем - это как не приходит в голову персонажам кино, что они всё своё время бегают, любят и убивают только на белом экране. Но именно самоощущение себя как в чём-то ценного смертельно сужает нашу жизнь. Мы сослепу не подозреваем, что вся наша ценность - как затычка в плотине. И мы, как ковш в бочке, - всегда плавает, окружённый вином, но вкуса его не знает.

Как мелки с жизнью наши споры,
Как крупно то, что против нас.
Когда б мы поддались напору
Стихии, ищущей простора,
Мы выросли бы во сто раз.

Collapse )

На изображении может находиться: один или несколько человек и текст

Глухие. Лексический отбор))

Когда я вижу - человек пишет в стихах слово "рассредоточение" или "рекогносцировка", я понимаю - человек вне музыки, он вне поэзии, в общем-то, он недалёк от стихов, сочиняемых компьютером. И много нынче стало таких людей - они вовсе не слышат слово, это редуцировано в них до отбора слов по лексическому значению.

Педалирование опыта жизни отодвигает от искусства

Часто (если не всегда) выраженное поэтом якобы биографическое вовсе не таково. Поэт на самом деле выражает доопытную позицию - она воплощается совершенно параллельно и в стихах, и в биографии. Есть перекличка, но - на основе этой самой единой позиции, заложенной априори в поэте, а вовсе не потому что биография что-то диктует перу.

Вот почему меня всегда смущало поклонение таким поэтам, как Целан, когда педалируется некий якобы уникальный биографический опыт, в данном случае, страдания. Хотя само искусство Целана, как по мне, довольно вторично.

Бродский говорит, что "в изящной словесности, как и в музыке, опыт есть нечто вторичное. У материала, которым располагает та или иная отрасль искусства - своя собственная линейная, безоткатная динамика. Потому-то снаряд и летит, выражаясь фигурально, так далеко, что материал диктует. А не опыт. Опыт у всех более или менее один и тот же. Можно даже предположить, что были люди с опытом более тяжким, нежели цветаевский. Но не было людей с таким владением - с такой подчиненностью материалу. Опыт, жизнь, тело, биография - они в лучшем случае абсорбируют отдачу. Снаряд посылается вдаль динамикой материала. Во всяком случае, параллелей своему житейскому опыту я в стихах Цветаевой не ищу. И не испытываю ничего сверх абсолютного остолбенения перед ее поэтической силой".

В данном случае Пауль Целан и многое подобное в западной поэзии меня совершенно не впечатляет. Скажу больше - для меня западная поэзия настолько слаба как искусство, что меня не удивляет, как, раздавая "нобелевки", люди там (и не только специалисты) акцентируют внимание именно на опыте, а не на искусстве. Потому что его там практически нет.

Я тоже против отсутствия музыки в поэзии

Почему на Западе принципиально не понята русская поэзия XIX века? Да и Серебряного тоже((...

"Что касается реакции англоязычной публики, у меня есть теория. Дело в том, что русская поэзия XIX века метрична естественным образом. И при переводе на английский требует сохранения метра. Но как только современный англоязычной читатель сталкивается с регулярными размерами, он тотчас же вспоминает о своей, отечественной поэтике, которая ему давно уже набила оскомину. Или, хуже того, не очень-то знакома. И, кстати, многозначительные разговоры местных снобов о русской поэзии XX века для меня тоже не очень убедительны. Поскольку их знание Пастернака или Ахматовой зиждется на переводах, допускающих колоссальные отклонения от оригинала. В этих переводах упор часто делается на передачу "содержания"за счет отказа от структурных особенностей. И оправдывается это тем, что в английской поэзии XX века главная идиома - свободный стих. Я вот что скажу по этому поводу. Использование свободного стиха при переводах, конечно, позволяет получить более или менее полную информацию об оригинале - но только на уровне "содержания", не выше. Поэтому когда здесь, на Западе, обсуждают Мандельштама, то думают, что он находится где-то между Йейтсом и Элиотом. Потому что музыка оригинала улетучивается. Но, с точки зрения местных знатоков, в XX веке это позволительно и оправдано. Против чего я лично встаю на задние лапы...".

Иосиф Бродский