Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Мультитул римского миллионера))


Копия "ножа римского легионера".
Копия "ножа римского легионера".


В музее Кембриджа есть довольно редкий нож, который с легкой руки современных любителей ножей назвали "мультитулом римского легионера". Нож этот датируется II-III веками и, по мнению специалистов, принадлежал не римскому легионеру, а, скорее всего, весьма состоятельному римлянину, т.е. правильнее его называть, вероятнее всего, "мультитулом римского миллионера". Об этом говорит в первую очередь материал, из которого изготовлен предмет: за исключением клинка ножа, все остальные его детали и инструменты выполнены из серебра. Считается, что этот "мультитул богатого римлянина", по некоторым сведениям, не является исключительным: похожие по конструкции ножи, опять же, как говорят, имеются еще минимум в двух музеях (впрочем, фотографий этих мультитулов пока никто не видел).

Collapse )

Богатыри не мы. Но после этого я чувствую себя аскетом))

За полчаса до обеда, в гостиной, на круглом столе, перед диваном, поставили водку и закуску. Гости усердно занялись этою увертюрою обеда. Между шестью графинами с очищенным, желудочной, допель-кюмелем, тминной, джином и кирш-вассером стояли две бутылки старого хереса и почтенного портвейна. Балык, сардины, швейцарский сыр, который проливал ароматные слезы, редис и копченая медвежина составляли закуску. Lepremiercoup, как говорят французы, был пропущен.

Пробило четыре часа, и мы отправились в залу. Как приятно видеть хорошо сервированный стол! Белоснежная скатерть покрывает его во всю длину; симметрически расставленные куверты покрыты в виде треугольных шляп легко накрахмаленными салфетками; ложки, ножи и вилки блестят перед каждым прибором, маленькие вызолоченные солонки, обставленные стаканом и бокалом, через прибор на серебряных поддонках стояли бутылки подогретого лафиту и холодного сотерна; длина пробок и цвет вина заранее говорят об его достоинстве. Между этими благородными произведениями Бордо перемешаны и вина счастливой Бургундии, – вот темное нюи, светлое шамбертен, а вот и добрый друг кло де вужо. Для любителей капитальных напитков здесь находится дрей-мадера, херес и портвейн в своем двойственном виде. Не забыта также и грациозная бутылка старого Иоганисберга.

В середине стола огромная ваза со льдом холодит две бутылки редереру, и, вероятно, у хозяина приготовлено еще этого нектара Шампаньи. По обе стороны вазы во всю длину стола расставлены корзины из разноцветного хрусталя с фруктами, фарфоровые вазы с букетами цветов и горки из серебра и тисненого хрусталя с конфетами, сейчас только вышедшими из мастерской Дубле или Файе. Bсе это празднично, торжественно; все это, поражая взоры счастливца, приглашенного к обеду, сулит ему невыразимое наслаждение.

Гости в молчании садятся за трапезу. Первое кушанье уже говорит вам об искусстве повара. Суп-пюре из ершей с налимьими молоками превосходен?.. Даже жирная кулебяка, вкусная до того, что, кажется, сама тает во рту, не может затмить его. Но вот является второе блюдо – это индейка с трюфелями, это прославленная гастрономами всех частей света d’indou truffe. Какой аромат! – он в состоянии разбудить даже сонного.

После этого поистине знаменитого блюда подали осетрину a` la Richelieu, этот красный сладковатый соус прекрасно гармонировал с остротою каперсов и оливок. Соте из цыплят с шампиньонами и гребешками и спаржа шесть на фунт были достойными представителями отделения соусов. Перед цыплятами раскупорили первую бутылку шампанского, и гости занялись игрою искрометного Ai. Снова налитые бокалы еще пенились через край, как подали жареного фазана, этого аристократа дичины.

Обед был превосходный, и я, услаждаясь квисой фазана, размышлял, какое пирожное достойно заключить его. Но вот тарелки переменены, и официант подает – окорок ветчины… Я в недоумении взглянул на Ивана Ивановича, – он, хитро улыбаясь, смотрел на меня.

– Нет, думал я, слуга покорный! – после жареного фазана ветчину!.. ешь, кто хочет другой, а я до нее не дотронусь, будь это хоть истинное произведение Вестфалии. Верно вы, батюшка, сошли с ума, что вздумали такою вещью попотчевать в заключение вашего обеда.

Но вообразите мое удивление: когда мне поднесли эту ветчину, то я увидел, что это совсем не ветчина, не соленая свинина, а пирожное, и превосходнейшее пирожное. Вот видите ли, в чем дело? – Эта ветчина была ветчина-бисквит. Повар взял три бисквитные розовые лепешки, вырезал их формою окорока, положил друг на друга, переслоил киевским вареньем из клубники, потом выложил флер д’оранжевого бланманже, которое превосходно обманывало глаз, заменяя жир окорока, и в заключение вместо кожи на этом бланманже была сделана глазировка из сахара и шоколада. Все это составило такое лакомое блюдо, от которого и сам Лукулл не отказался бы даже после своего обеда. После десерта, после последней рюмочки настоящего итальянского мараскино, которая составляла le dernier coup, мы перешли снова в гостиную, где нас ожидал кофе.

"Москва за столом", журнал "Москвитянин", 1856

:))



...Прямо сейчас, в этот момент, если вы направите свое внимание внутрь себя. И когда я говорю «внутрь себя», я подразумеваю вполне определенное место – это безграничное пространство внутри нас самих.

Один из увлекательных моментов практики это «бонпо» в действии. В начале мы тренируемся пребыванию в «естественном состоянии», когда наше тело находится в покое, следующий шаг это созерцание в момент деятельности. Встаем и медленно пытаемся сделать шаг, плавно и легко, останавливаетесь, центрируя внимание на «бонпо» (словно прислушиваясь к едва слышному звуку, или как ребенок, пытающийся научиться ходить, осознавая себя в этот момент), если вам сложно и состояние быстро рассеивается, в этом случае проще всего дополнительно ощущать макушку (отверстие Брахмы), это сведет в центральный канал и поднимет по нему энергию, отчего созерцание станет устойчивее, и тогда вы делаете следующий шаг, пока не научитесь ходить и созерцать одновременно. Наше внимание разделяется на два (практику и действие), также поступаем в остальных действиях: еде, разговоре, эмоционально-чувственном восприятии и прочем. Когда вам удалось быть «бонпо» при эмоционально-чувственных реакциях, тогда вы легко можете созерцать в любом действии. Вначале внимание разделено на два, затем все больше внимания высвобождается из видения «мира сансары», переходя в видение «мира нирваны»; когда большая часть внимания погружена в «естественное состояние», ум отключается и видение «сансары» и «нирваны» сливаются, открывая видение «единства».

ТВР

Есть и положительные стороны))

Пробуждённое сердце беспредельно, а в беспредельном невозможен избыток.

Для сердца всё доступно без изъятья, сердце - недоступно для усилий извне.

По сути, развитие всего и вся есть настройка мироздания как музыкального инструмента прямо в процессе игры.

Кто постигает праджня-парамиту, тому и нет противоречия меж словом и тишиной.

Разделение служит, чтобы создать движение. И если разделение оскорбляет твой дух)),
вспомни об этом, когда пойдёшь за хлебом.

Навыки мастеров не являются универсальными правилами. Станете мастером - у вас появятся свои навыки.

Не дай Бог им появиться здесь со своим расовым психозом

Natasha Gosteva (из ФБ)

Когда 5 лет назад меня чуть не убил чёрный и избежал наказания, местный пастор сказал: "они же терпели унижения от белых 400 лет"...

После чего я перестала ходить в ту церковь. При этом разговоре присутствовал мой чёрный друг (оба - пастор и друг здесь у меня в друзьях на ФБ) - и мы оба с другом окосели - "какое отношение Я имею к угнетанию чёрных в Америке?!" Этот "пастор" знал, что я русская - что не американка. ~ Его слова были "добавкой" к избиению, сломанному носу и рёбрам, унижению в суде, где чёрная судья и смотреть не пожелала на медицинские заключения о последствиях избиения, чавкая, жуя жвачку и разворачивая конфетки одну за одной, пока я тут же давала показания. У него также был чёрный адвокат. Они просто надсмеялись надо мной и отпустили человека, который много раз избивал женщин до меня (15 приводов до моего случая и ни разу ни присел). Вот так вот, котятки... Я - совершенно с другого континента, к угнетению чёрных никакого отношения не имею, но надо платить и каяться.

Внимание тут ни при чем

Нет описания фото.

Намкай Норбу Ринпоче указал на сущность, самое ценное - ригпа не нуждается во внимании. "Если вы во внимании, то вы в уме, а не в его природе". Внимание - это направление, напряжение, концепт, действие. Ригпа свободно от внимания. Оно просто пребывает, без направления, а потому безмерно.

Это указание очень углубляет для меня понимание, что значит "обнаружить естественное состояние". Как говорил один великий, "накопления проявятся самопроизвольно".

Поиск тут ни при чём. Внимание тут ни при чём. Направление тут ни при чём. Хотя всё это может присутствовать, но войдите в их самопроизвольность)). Всё происходит и так, без острого, поглощающего вас переживания "делателя".

Именно такое понимание нужно прикладывать вот к этоим высказываниям Согьяла Ринпоче о духе дзогчен:

Collapse )

Таково их восприятие))

https://fortunatus.livejournal.com/291070.html?fbclid=IwAR3V_4qNDKV39OHNGmMlgAqKyvmCUlljrTojyYE952t4NXqN4otpqIzfdBA

Какому-то захолустному американскому университету власти пригрозили срезать финансирование, если он не увеличит расовое разнообразие среди своих студентов. Нюанс в том, что университет был чёрный. Стопроцентно чёрный. И нуждался, стало быть, в белых студентах. Белые американцы туда не шли ни за какие коврижки, поэтому университет брал вообще всех, лишь бы кожа была чуть посветлее шоколада.
Каким-то загадочным образом (интернета ещё толком не было) об этом узнали какие-то выпускники школы из Курска. Послали документы, и их запросто, безо всяких экзаменов, бесплатно, а может и со стипендией, приняли в Настоящий Американский Университет.
И вот курские ребята в первый раз заходят в университетскую столовую. Море чёрных лиц. Галдёж затихает. Все поворачиваются и смотрят на новеньких. Тишина. Напряжённая, нехорошая тишина.
Кто-то наконец не выдерживает и подскакивает:
- Вы кто такие? Откуда нарисовались?
- Мы... э-э... русские... из России...
Мгновенная разрядка. Все хохочут, сверкают белозубыми улыбками, подходят, дружески хлопают по плечам.
- А-а! Вы русские! А мы думали, вы белые.

Во Владивостоке умерла создательница "Птичьего молока"


ВЛАДИВОСТОК, 24 апреля. /ТАСС/. Автор рецепта и технологии изготовления советских конфет "Птичье молоко", почетный житель Владивостока Анна Чулкова умерла на 87-м году жизни. Об этом сообщила в пятницу администрация Владивостока.

[...] "В 1967 году в Москву созвали представителей кондитерских предприятий со всей страны и поставили перед ними задачу создать новую конфету с начинкой суфле. Над созданием трудились кондитеры всей страны, но именно Анна Федоровна разработала самую удачную рецептуру и способствовала внедрению технологий, которые остаются неизменными и сегодня. Анна Федоровна является автором и другой полюбившейся многим кондитерской продукции - шоколадно-вафельного торта "Мечта", конфет "Комета", "Метеорит", а за конфеты "Золотой Рог" она была удостоена бронзовой медали ВДНХ", - отмечается в релизе мэрии.



Легендарный человек, между прочим. Герой СоцТруда за конфеты и торт (!!!). И действительно, Анна Федоровна создала мощнейший советский бренд, один из неполитических символов позднего СССР. И рецептура там была заметно иной, чем польская 1936 года (я её тоже тестил, если что). Так что она не заимствованная, а оригинальная.

Другое дело, что в начале 2000-х эту знаменитую торговую марку шустро приватизировали московские барыги и за 3-4 года превратили культовый продукт в типовое евроговно. Но это было уже сильно потом. А вот владивостокская "Птичка" так и осталась подлинной и вкусной, на агаре - хотя и стала дорогой и была вынуждена переименоваться.

Теперь просто помните, что Владивосток - это родина советского "Птичьего Молока", аутентичного.
И кто его создатель.
Мир праху.

***

Шунья

Когда лезвия станут неуловимы, как воздух,
Поймёшь, как глубоко разъято небо во владеньях святых!
Глупые люди хотят залатать проплешину солнца,
Но небесная ткань стала слишком слаба и обнажает основу.
Слепые зовут её пустотой, она - неразрушима.

Она свободна от людского цеплянья,
На ней никогда не будет отпечатков их пальцев.
Нерукотворные дакини летят, как пух, в пустоте
И сводят с ума окончательно тех,
Кто созерцает яды как мудрость.

От неё рождается меч различения,
Что рассекает небо, незримый, как воздух.
Он разделяет одним движением воду и молоко
И убивает любого, кто погружён в слепоту от рождения.
Он делает полным всё, лишая всё недостатков.

Это война. Это глубокая глотка материи матрикс,
Преображённая, будто дворец, где последние формы
Нас провожают вдаль, к источнику, к точке.
Мы затворяемся в черноте преддостиженья,
Мы растворяемся, как сахар в воде, в вечном движении.