nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Categories:

О Дхарме, предрассудках, монахах и мирянах в истории Тибета

Omniscient Buton Rinchen Drub — Shalu Monastery
Будон, историк и кодификатор, настоятель сакьяского монастыря Шалу.

Во времена Будона Ринчендуба (в 14-м веке) был такой лама по имени Ральди (Меч), который довольно успешно оспаривал факт непрерывности передачи учения в тибетском буддизме в период правления Ралпачена и его брата-противника Лангдармы. И, в том числе, Ральди опровергал обязательность монашества для окончательной реализации (был и такой предрассудок, это, понятное дело, связано с политикой и тибетской теократией).

Будон в ответ написал свою "Историю буддизма", в которой от истории только даты и имена)), а всё остальное таково, что мы с вами, современные читатели, становимся попросту жертвами и заложниками древней тибетской полемики, принимая писания Будона за чистую монету. Впрочем, и его система тантр по 4-м классам тоже весьма условная вещь. Теперь мы прекрасно знаем, что до Будона было несколько других классификаций. Что это просто концепция, в конце концов. А, например, тантра Гухьясамаджа в древности по всем признакам и происхождению принадлежала не к классу высших тантр, а к классу йога-тантр - вся эта концепция 5 Будда-семейств (сменившая концепт 3-х семейств в крия- и чарья-тантрах) пришла к нам из базового текста йога-тантр - "Таттва-самграха". Я всё это к вопросу об условности многих установлений, которые нынешние тантристы почитают за константу)). И к тому, что Будон в пылу полемики многим жертвовал для победы над Ральди.

Кстати, именно Будон в авторитете ещё и потому, что он впервые составил Кангьюр и Тангьюр, то есть отобрал сказанное Буддой и комментарии к Его словам. Но, как вы понимаете, и здесь стремление поддержать "линию партии" сказалось - многие тексты старой школы переводов (ньингма) были отброшены как имеющие подозрительное происхождение (читай, не из университета Наланды) и не заслуживающие доверия. В том числе, и такие, как текст тантры дзогчен "Дратал-гьюр" (коренная тантра раздела Дзогчен Меннагдэ, Устных наставлений). В наше время, когда этот текст был обнаружен при раскопках в Дуньхуане (Китай), смешно говорить, что эта тантра является поздним "сочинением", проще говоря, выдумкой лам школы ньингма, как утверждала это в средние века партия власти Тибета и Будон Ринчендуб.

"Итак, вернёмся к периоду 9-го века. Согласно Ральди, "промежуточный период" следует выделять в силу того, что деятельность созданной в периоды правлений Трисонг Деуцена и Ралпачена монашеской общины протекала в отрыве от непосредственной практики укоренения буддизма в среде тибетского населения. Он полагал, что перевод канонических текстов и подготовку первых немногочисленных тибетских адептов нельзя в полном смысле называть "изучением и проповедью Дхармы". Контраргументация Будона представляет собой перечисление имен тибетских адептов, принявших монашество, и их непосредственных наставников, что, по его мысли, свидетельствовало о непрерывавшейся традиции передачи религиозного знания". (Е.Островская)

Проще говоря, Ральди утверждал, что насаждение Дхармы носило совершенно искусственный характер со стороны царской династии. Народ Дхарму не принимал, это была "революция сверху")). Буддийская монашеская община в Тибете IX в. была создана исключительно благодаря усилиям тибетских царей, которые, начиная с Трисонг Деуцена, стремились к превращению буддизма в подлинную государственную идеологию. Однако религиозное сообщество IX в., объединявшее зарубежных монахов, ученых и немногочисленных тибетских последователей, не принимало непосредственного участия в повседневной религиозной жизни простого народа. Это объяснялось тем, что тибетская буддийская сангха пребывала еще в своем зачаточном состоянии и проблема ее интеграции в общество не вышла на первый план. Принятие монашеских обетов подразумевало глубокое знание текстов Винаи, прохождение целого ряда религиозных испытаний и экзаменов по различным аспектам буддийского учения. Подготовка тибетского монашества была затруднена прежде всего тем, что переводы текстов, вошедших в состав тибетского корпуса Винаи, обрели свой окончательный вид только в середине IX в. То есть, когда тибетские монахи, в массе не знавшие санскрита и пали, смогли наконец изучать всё это на родном языке, произошёл дворцовый переворот и воцарился злополучный Ландарма. Традиция была прервана, толком не начавшись.

Заметьте, что всё это важно, лишь если ставить развитие Дхармы исключительно в зависимость от развития монашества, а значит, и Винаи. А ведь это "генеральная линия" государственной идеологии Тибета в дальнейшем. Которую и защищал Будон Ринчендуб. Меж тем, из-за такого официального курса мало кто даже сейчас придаёт значение той мысли, что приход Дхармы в Тибет был неизбежен вовсе не из-за монахов и Винаи (чей контекст как непрерывный как раз оспаривается), а из-за широкого распространения тантры среди мирян. Хотя было бы необдуманно смелым делать безапелляционные заявления относительно раннего развития тантр на нынешнем уровне наших знаний, все же интересно вкратце проследить за этим процессом, основываясь прежде всего на свидетельствах, доступных нам из китайских источников как не зависящих от ситуации в тибетской политике. И тогда легко понять, что трактовка истории распространения Учения, которую нам предлагают чаще всего тибетцы, как минимум не является исчерпывающей, а как максимум является просто ангажированной и нереалистичной. Я не оспариваю роли монашества, а лишь восстанавливаю правду о роли йогинов-мирян.

Как известно, именно мирская сангха во главе с такими махасиддхами, как ученик Гуру Ринпоче Нубчен Санжей Еше, сохранила учение ваджраяны в период гонений царя Лангдармы. К сути Учения это может и не иметь отношения - если мы не склонны смешивать эту суть с историческим контекстом, стилистикой подачи Дхармы, включая тривиальные культурные наслоения. Вопрос не в том, чтобы отбрасывать их, а в том, чтобы разделять молоко и воду посредством праджни, как лебедь мудрой Сарасвати)).

Сегодня снова вспоминал великого йогина из Нуба. Стоит лишь упомянуть, что он реализовал Ямантаку Кришна Ямари ещё ребёнком менее чем за месяц)).

Из его трактата “Светоч для очей созерцания”, bSam-gtan mig-sgron.

Из «Великого Гаруды» (khyung chen):

«Завершённая, она пребывает вне привязанности, обширная и спокойная, не имея субстанции и за пределами формы. Природа всеобъемлющего нектара не может быть достигнута применением усилия».

Из «Кукушки» (khu byug):

«Поскольку всё завершено, отказываются от болезни усилия».

Из «Шести тигле» (thig le drug):

«Посредством нектара «завершённости» побеждают страдание усилия. Всегда остаются в измерении «так, как есть», пребывающем за пределами действия».

Из «Великой энергии проявления» (rtsal chen):

«Смыслом является само это состояние, самопроизвольно совершенное изначально и пребывающее за пределами действия. Оно не может быть достигнуто (силой) благодаря практике, упражнению или заклинанию».

Из «Объединения всего драгоценного» (rin po che'i kun 'dus):

Состояние «как оно есть» является изначально завершённым, нектаром.
Его нельзя достичь посредством действия.
Если постигают всеобъемлющее измерение (dbyings, dhatu), в котором всё завершено, остаются в высшем изначальном состоянии (bodhicitta), которое всё полностью осуществляет».

Из «Бесконечного блаженства» (bde 'byams):

Тигле радостно, поскольку свободно от всех действий,
Тигле радостно, поскольку пребывает за пределами трёх времён,
Тигле радостно, поскольку свободно от всех поисков.
Всеобъемлющего измерения (dbyings, dhatu) не достигают благодаря усилиям».

Из «Драгоценности, исполняющей желания» (yid bzhin nor bu):

«Самовозникший, изначально неизменный и сияющий, сущностный смысл — это то, что не нужно искать посредством усилий».

Из «Святого высшего владыки» (rje btsan dam pa):

«Переживание этого состояния само по себе является облаком подношений,
Пребывание в этом измерении — это садхана.
Естественное состояние невозвращения — достижение (dngos grub, siddhi).
Все цели уже завершены в символе».

Из «Царя неба» (nam mkha'i rgyal po):
«Пребывание за пределами состояний тела, речи и ума является высшим величием,
Нет никакого ущерба, даже если мантра и мудра отсутствуют».

Из «Созерцания бодхичитты» (sems bsgom):

«Не думают о приложении усилий, поскольку нечего понимать или не понимать».

...Что касается понимания тех, кому не хватает мудрости состояния знания (rig pa'i ye shes). Влекомые течениями реки усилия, сбитые с толку подобно слепцам, некоторые объявляют себя приверженцами Дзогчен; произнося слова «за пределами усилия», они продолжают намеренно стремиться.

Поистине, тот, кто ищет посредством действия смысл (принципа) «за пределами усилия» подобен девушке, которая пытается найти любовника, танцуя.

Из «Всеобъемлющего пространства» (nam mkha' che):

«Если кто-то прилагает усилия, чтобы достичь этого (состояния «как оно есть»), из этого не возникнет состояние «как оно есть».
Состояние, полностью запредельное всем понятиям, которого нельзя достичь поиском, поистине было объяснено.

Перевод с тибетского на итальянский: Чогьял Намкай Норбу, Энрико Дель-Анджело.
Перевод на английский: Барри Симонс.
Перевод с английского: Игорь Калиберда



*Нубчен Санжей Еше, автор "Самтен мигдрон" и видьядхара, спасший многие линии передачи в период разрушения Дхармы Лангдармой, получил свою передачу Ямантаки от Падмасамбхавы еще в детстве. Напомню, восьми ближайшим ученикам Гуру Ринпоче передал Друбпа Кагье, методы 8 херук. Каждому достался один из них. При гадательном бросании цветка в ходе посвящения Нубчену "выпал" Ямантака. И, будучи ребёнком, этот йогин через 21 день практики узрел лик ужасающего божества, гневного проявления Манджушри, который и даровал ребёнку феноменальную память и необычный разум. Когда мальчик стал подростком, благодаря сиддхам Ямантаки, он остановил войну в местности Драк, повергнув в ужас воинов из 37 деревень. Он стал непревзойдённым мастером жестоких мантр (драг-нгаг) и впоследствие спас белую сангху мантринов, напугав до смерти гонителя Дхармы царя Лангдарму.


Ямантака передачи ньингма.

Впоследствии он получил передачи и наставления от Шри Сингхи, Вималамитры, Шантигарбхи, Дханашилы и Васудхары в Непале, от Чецунке в Гилгите, в Тибете - от Ньяг Джнянакумары, Согпо Палгьи Еше и Чжан Гьялве Йонтэна. Таким образом, все линии маха-йоги, ану-йоги и дзогчен пересеклись в нём. Что и позволило ему потом, в период гонений, практически спасти всю эту Дхарму.

САРВА МАНГАЛАМ!
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments