nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Categories:

О каком наблюдателе мы говорим?))



Ум играет большую роль в понимании процесса трансформации. Особенно большую роль играет концептуальный ум, бесконцептуальному уму отводится меньшая роль, ветру — вообще никакой. Однако я считаю, что не может быть речи о настоящей трансформации, если нет знания о ветре и опыта работы с ним, и уж, конечно, не может быть трансформации без опыта бесконцептуального осознания. Концептуальное осознание бывает нужно в определенных ситуациях, но не всегда.

Если вы осознаете наличие проблемы на начальной стадии ее развития, тогда концептуальное осознание не нужно вовсе. Если осознание приходит к вам позже, концептуальный ум может быть полезен. Если вы осознаете проблему слишком поздно, даже концептуальный ум не может вам помочь. «Слишком поздно» означает, что разрушение неминуемо. Если мы говорим о жизни, она закончена и мы умираем. Если речь идет об отношениях, они прекращаются. Если мы говорим об окружающей среде, она разрушена.

Наступает момент, когда нет возможности повернуть назад или изменить исход просто потому, что вмешиваться в результат, к которому привели ранее нераспознанные предпосылки, слишком поздно.

Производить перемены гораздо проще, если вы испытываете желание сесть и поработать с дыханием. В нашем современном мире сесть и поработать с дыханием не так-то легко. Да и не вполне привычно. Есть люди, которые реагируют на предложение помедитировать так же, как ребенок реагирует на просьбу сесть и подумать о своем поведении.

Для нас становится все более привычной рассматриваемая наукой идея наблюдателя, изменяющего реальность. В восточных учениях на этот счет не возникает вопроса: наблюдатель действительно изменяет реальность. В обычной жизни мы знаем так много ситуаций, когда так и происходит. Но тут важно уточнить, что мы имеем в виду под понятием «наблюдатель». Говорим ли мы о наблюдателе, который окончательно запутался, о наблюдателе, который вот-вот запутается, или о наблюдателе, обладающем потенциалом запутаться? Все они — наблюдатели. И каждый из нас может быть одним из таких наблюдателей.

Так о каком наблюдателе мы говорим?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments