nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Category:

Потеря якоря

«Это было, - оценил писаревские выпады Ходасевич в своей речи 1921 года, - первое затмение пушкинского солнца. Мне кажется, что недалеко второе. Оно выразится не в такой грубой форме. Пушкин не будет ни осмеян, ни оскорблен. Но - предстоит охлаждение к нему».

Ходасевич не предполагал, что далее натура человеческая будет колебаться всё чаще и эти колебания будут иметь всё меньше ценности, так что и вовсе не будет смысла что-то мерить отношением к Пушкину. И уж, конечно, мало смысла имеет противоположенье Пушкину лермонтовской линии, в чём ранее ещё могли найти хотя бы зыбкую почву для своего развития поэты вроде Поплавского и Адамовича. Теперь судорожное цепляние за великие фигуры почти наверняка красноречиво своей ложью - слишком явно отсутствие связи с великими. А потому во второй половине 20-го века в российском т. н. андеграунде, душноватом, как всякая неволя, поэты стали приискивать себе "родословные"среди фигур явно невеликих, но преувеличенных линзой мучительного внимания. Нужда на безрыбье создаёт теперь славу только потому, что слава нужна - и это уже не крылья, но земля. Потому и любит Россия гробы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments