nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Category:

Пятигорский о смысле буддийской йоги

Итак, мы видим, во-первых, что прекращение страдания — это осознание, а во-вторых, что это сила осознания. Это означает, что для своего духовного освобождения человек не только должен быть абсолютно сознательным и отрешенным от всех своих склонностей, предрассудков и предубеждений, но и должен обладать психической силой, достаточной для того, чтобы изменения, произведенные сознанием, были не мгновенными, а постоянными. Ведь каждый из нас знает, что в иные моменты он может буквально все понять и осознать, — но уже в следующее мгновение жизнь отвлекает его, и он как бы не успевает превратиться в свое собственное понимание. Поэтому Будда говорил о необходимости постоянного накопления и культивирования психической энергии: то есть он говорил о йоге в техническом смысле этого слова. Буддийская йога — это особое поведение, направленное на достижение высших психических состояний и конечного, предельного из них — прекращения страдания.

Йога ни для чего не может быть полезна; если она полезна, то это не йога. Каковы же особенности буддийской йоги? Во-первых, буддийская йога не может быть связана ни с какой внешней причиной или целью, ни с чем, кроме самого буддийского осознания. Йога не может содействовать приспособлению человека к окружающей его действительности. Она есть по преимуществу образец неприспособительного поведения. Широко распространенное представление, что йога полезна для физического или духовного здоровья, абсолютно бессмысленно. Йога ни для чего не может быть полезна; если она полезна, то это не йога.

Во-вторых, йога включает в себя особые психические состояния, называемые транс. Транс полностью исключает напряженность и остроту мысли, чувства, переживания. Все отрицательные реакции психики здесь устранены, а положительные смягчены и постепенно уступают место нейтральным. Внутренняя жизнь человека полностью уравновешена. Он ко всему относится равно, он легок физически и умственно, радостен, ясен. Его мышление освобождено от влияния целей и ценностей, и одновременно (это исключительно важно) оно освобождено от слов: поэтому йога ни с кем никогда не будет спорить, ибо спор — это признак несовершенного и замутненного сознания.

В-третьих, йога включает в себя сосредоточение сознания на мыслимых или реальных предметах — скажем, на четырех благородных истинах, а в принципе — на чем угодно. Сосредоточение сознания дает двойной эффект. С одной стороны, повышается энергетичность психики йога, а с другой, разум йога как бы проникает в предмет, на котором он сосредоточен, — и йог получает особое внутреннее знание этого предмета.

В-четвертых, в йогу входит особая йогическая память, упражняя которую йог может одновременно охватывать огромное количество вещей и фактов, — либо, если речь идет о его собственной жизни, может проследить все ее этапы, события и обстоятельства, начиная с данного мгновения: назад, к началу потока сознания.

И наконец, йог обладает способностью рассматривать себя как вещь, как неживой предмет, полностью отвлекаясь от своего эгоизма и эгоцентризма. Созерцание себя как чего-то абсолютно постороннего и неживого делает йога бесстрашным, не боящимся смерти, старости и болезни. В этом созерцании он уже как бы давно умер. Тогда за что же, собственно, бояться? А если не за что, то и не за кого.

Как можно из всего этого заключить, буддийская йога относится по преимуществу к умственному миру человека, а не к его телу. С помощью йоги буддист становится не только знающим, но и энергетичным, то есть в любой момент способным к реализации своего знания на пути к прекращению страдания.

А.М. Пятигорский: Беседа о буддизме

Нет описания фото.
Tags: Пятигорский, буддизм, ваджраяна, йога
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment