nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Categories:

К годовщине великого царя тертонов Чогьюра Лингпы

У царя Тибета Трисонг Деуцена было три сына. Второй, Лхасей Лоцзава, известный также как Муруб Ценпо, позднее тринадцать раз рождался как тертон. Великий тертон Терчен Чокгьюр Лингпа был последним из этих тринадцати.

Чокгьюр Лингпа родился в Нангчене, провинции Кхам в восточном Тибете. Его фамильное имя было Кьясу. Отца звали Пема Вангчук, а мать - Церинг Янгцо. Он родился в год быка, мальчиком пас скот. Однажды, в месте под названием Маника, он встретил ламу в одежде индийского атсары, который спросил его: ”Как тебя зовут?” “Меня зовут Норбу Тендзин”,- ответил он. “Как называется это место?” “Маника”, - сказал он. “Что это за долина?” “Долина Арья Нанг” “Это очень благоприятно”,- объявил атсара. “Ты станешь весьма известным в этом мире”. Этот атсара был Гуру Ринпоче.

Юношей Чокгьюр Лингпа выучился у своего дяди читать и писать, но не учился дальше. Однажды он нашел ца-ца и положил в карман. Когда он проходил мимо дома, принадлежавшего большой семье, на него набросились собаки и покусали его. Подошли люди проверить, не ранен ли он. Когда они развязали его пояс, ца-ца упало и ударилось о камень. Из ца-ца выпал бумажный свиток - список месторасположений всех его терма. После этого Чоклинг отправился в Дракар Дзонгчунг и открыл тер, содержащий маленькую ваджру, которой пользовался Лхасей, второй сын Трисонг Деуцена. Эта ваджра теперь в сокровищнице молодого Чоклинг Тулку в Бире. Тер содержал также маленькое зеркало и кристалл, с которыми практиковал Гараб Дордже. Там же были двадцать учений, которые должен был практиковать только он один, не передавая другим. Это был первый тер Чокгьюра Лингпы.

Позднее, уже став монахом, в Нангчен Гаре Чоклинг получил полные инструкции в тантрической традиции. Став адептом цам, тантрических танцев, однажды он вел цам, и у него было видение Гуру Ринпоче и двадцати пяти учеников, исполняющих другой танец, к которому он присоединился, из-за чего другие танцоры делали ошибки. Когда ведущий ошибается, все остальные следуют его ошибкам. Все были изумлены и надзиратель пришел побить Чоклинга. Такое никогда раньше не случалось в монастыре, и, в результате, Чокгьюр Лингпа был изгнан.

Затем он отправился в Дерге и остановился у Джамгона Конгтрула Ринпоче. Никто не считал его тертоном в то время, а когда он рассказывал об этом людям, над ним насмехались и прозвали Кьятер, тертон из Кьясу, по его фамильному имени. Гуру Ринпоче предсказал, что он останется неопознанным и неизвестным до двадцати пяти лет. В двадцать пять лет Чокгьюр Лингпа встретил Палпунг Ситу Ринпоче, также известного как Падма Ньинче Вангпо, предсказанного Гуру Ринпоче как его истинное воплощение. Гуру Ринпоче сказал: “Если ты спросишь его совета и полностью ему доверишься, все будет успешно”. Чоклинг встретил Падма Ньинче в Месяц Чудес, первый месяц лунного календаря. Он поднес Падма Ньинче пурбу и показал свои терма.

...Однажды Чоклинг сказал Джамгону Конгтрулу, что хотел бы встретить Джамьянга Кхьенце Вангпо, который тогда жил в Дзонгсаре в Дерге. Поскольку Джамьянг Кхьенце был из очень влиятельной семьи и, к тому же, великий мастер, Чоклинг попросил Конгтрула Ринпоче написать рекомендательное письмо, без которого у него было мало шансов получить аудиенцию. Джамгон Конгтрул написал: “Поскольку ты знаешь три времени, то и это должен знать. Этот Кьятер утверждает, что он тертон. Я чувствую, что он подлинный. Он открыл одно терма, называемое Падма Цуктор, чье значение и слова совершенны, однако он не ученый, и не может даже написать письмо сам”. С этим рекомендательным письмом Чокгьюр Лингпа отправился увидеть Джамьянга Кхьенце. Кхьенце Ринпоче немедленно приветствовал его, сказав, что Чоклинг не отличен от Гуру Ринпоче. Он также сказал: “В тринадцати жизнях мы были связаны как отец и сын”. В двадцать семь лет Чоклинг получил уполномочивание Янгдаг Херуки от Джамьянга Кхьенце. Он увидел, как Джамьянг Кхьенце превратился в херуку, который растворился сквозь макушку его головы. Это развязало узлы в нади его сердца, и он исполнил спонтанные песни отсутствия препятствий. Джамьянг Кхьенце затем сказал Чоклингу записать все терма, которые еще не были записаны. Кхьенце стал секретарем, записывая большую часть учений терма Чоклинга. Вот почему Джамьянг Кхьенце записал так много терма Чокгьюра Лингпы.

Однажды они вместе выполняли практику терма, и у них обоих было видение встречи с Гуру Ринпоче и Йеше Цогьял. Джамьянг Кхьенце и Чокгьюр Лингпа ничуть не сомневались друг в друге. Кхьенце Ринпоче получил все уполномочивания и передачи чтением учений терма Чоклинга, и считал Чоклинга неотделимым от Гуру Ринпоче. Оба прославились, как несомненные тертоны, подобные солнцу и луне.

...В качестве священного телесного отображения терма Падма Цуктор, он нашел статуэтку Авалокитешвары Кацарпани в форме Семньи Нгалсо, сделанную из кости Йеше Цогьял. В настоящее время она в сокровищнице Его Святейшества Кармапы. Он также нашел корону Гуру Ринпоче, освобождающую видом. Вначале налезавшая только на большой палец, она стала больше, благодаря выполнению практики терма. Теперь она во владении Дазанг Ринпоче в Непале. Чоклинг также обнаружил Сабдун Пурба. Чтобы вытащить тер, он пробил дыру в небольшой скале. Заглянув внутрь, он увидел семьдесят пять пурб, испускающих искры. Он взял главную пурбу, сделанную из камня зи. Учения терма Сабдун Пурба были написаны на желтом пергаменте на узле пурба. Эта пурба во владении Его Святейшества Кармапы. У Дазанг Ринпоче есть другая пурба, а у Сабчу Ринпоче - пурба-супруга. Обнаружив подобным образом множество удивительных терма, он стал очень знаменит, и у него появилось много последователей и учеников.

Йегьял Намкха Дзод - это особенное место терма Чокгьюра Лингпы. Белая покрытая снегом гора с белокаменными склонами и подножием, покрытым лесами, высокий можжевельник растет вдоль склонов и водопады украшают пейзаж. В этом священном месте много пещер, где практиковали Гуру Ринпоче, Йеше Цогьял и двадцать пять учеников. Пещера Гуру Ринпоче самая высокая. Они оставались здесь семь лет. До сих пор можно видеть знаки явленных ими чудес: скалы разбитые пополам и т.д. Дикие звери, антилопы, олени, красные медведи и леопарды бродят на этой горе. Люди очень высоко чтят это священное место и совершают обхождения вокруг него. Там есть источник с целебной водой. Если человек много ее выпьет, то его вырвет и его болезни исцелятся, особенно рак. Люди отовсюду, даже из Амдо и Китая приходят пить эту воду. Тем кто слишком болен, чтобы совершить путешествие, приносят эту воду.

...Падма Шелпхук, которую люди назвали Пещера Призраков, никто не отваживался посетить.Те, кто входили, немедленно съедались. Иногда люди видели одноглазую женщину и говорили, что это призрак. Также бывал виден лысый человек верхом на козле. Чокгьюр Лингпа, Джамьянг Кхьенце и Джамгон Конгтрул отправились туда, зная, что получат терма Дзогчен Десум. Люди говорили: “Сегодня Кьятер собирается достать тер. Призрак съест его”. Кто-то сказал: “Раз Кхьенце и Конгтрул тоже тут, может быть, он в самом деле достанет тер.” И все пошли за ними тремя. В небе появилось множество радуг. Трое мастеров и еще несколько человек вошли внутрь пещеры, а остальные стояли у входа.

Пока все читали мантру Ваджра Гуру и Семистрочную Молитву, внутренний жар возрос в Чокгьюре Лингпа. Он взлетел в пещере и коснулся потолка. Из потолка он извлек коробку терма, содержащую Дзогчен Десум. Как объект терма, он взял священное лекарство и нектар, благословенный Шри Сингхой, а также волосы Йеше Цогьял и Вайрочаны. Коробка терма была завернута в одеяние Гуру Ринпоче. Чоклинг благословил коробкой терма Кхьенце, Конгтрула и всех, кто был рядом. Теперь люди знали, что он истинный тертон.

Трое мастеров решили однажды устроить скачки и посмотреть, кто выиграет. Первым пришел Чоклинг на пятнистой лошади, а за ним Кхьенце на сивой лошади. Конгтрул прибыл последним, рыдая, как ребенок. “Как мне не везет!”- стонал он. Некоторые говорили: “Обычно, Джамгон Конгтрул - великий лама, но он плачет, проиграв скачки.” Другие говорили, что это из-за того, что он самый старый. Но настоящей причиной было то, что они смотрели, кто первым достигнет Медноцветной Горы.

Еще раньше, когда Тхекчок Дордже, четырнадцатый Кармапа, отправился в Кхам, он встретил Чокгьюра Лингпа, и, получив от него много уполномочиваний, пригласил его в Центральный Тибет. Теперь Джамьянг Кхьенце и Конгтрул сказали Чоклингу идти в Лхасу, и, постепенно, он добрался туда. Позже, в Лхасе, за ним следовало много людей, собравшись большим лагерем. На пути в Лхасу он проходил через место, называемое Самтен Кангсар. Это пустынная местность с большой горой, которую видно издалека, за несколько дней до прибытия, когда путешествуешь по равнине. Здесь шел снег восемнадцать дней и ночей, и умерло большинство лошадей и мулов. Невозможно было найти дрова, и они разломали коробку для чая, чтобы согреть воды. Потом они сожгли даже седла и все остальное. Чоклинг очень рассердился и сказал: “Если я сегодня ничего не сделаю с Самтен Кангсаром, у нас будут трудности и дальше.” Он велел своему мастеру церемоний приготовить дополнительные торма для подношения.Совершив молитву солкха дхармапалам, он велел кантору петь посвящение чедок. Пока кантор пел, Чоклинг подогревал торма на огне перед собой, пока верхняя часть масла не расплавилась и не потекла на второй слой. Его ученик Кармей Кхенпо знал, почему он так делает и сказал ему бросить торма, но, Чоклинг очень сердито сказал: “А! “ Кармей Кхенпо больше ничего не говорил.

Этой ночью погода улучшилась, и Чоклинг сказал: “Сегодня ночью будем делать хорошие йогические упражнения. Когда погода настолько плохая, нужно практиковать йогу.” Они делали упражнения согласно учению Мийова. Одна песня называется Канггур, Снежная Песня. Они практиковали йогические упражнения всю ночь, делая их трижды. Сначала они практиковали только бебчунг; второй раз бебчен, третий раз только дорбеб. Когда рассвело Чоклинг взял шарф, который ему дал Кармапа, когда посещал Кхам, намочил этот шарф и завернулся в него. Шестьдесят пять практиков смогли хорошо выполнить йогические упражнения. Они сели вокруг Чоклина и видели, как его тело светилось, словно горело, и поднимался пар.

Когда взошло солнце, погода была отличной. “Нужно пройти чуть дальше,”- сказал он. Ехать они не могли - все лошади и мулы умерли, но они прошли немного. Ночью снег на горе таял, а гора была очень большой, и вниз потекли потоки воды. Они добрались до места, где разбили палатки.
Появился человек на лошади, в белой одежде с черной отделкой. Привязав свою лошадь, он отправился прямо к палатке Чоклинг Ринпоче, а все смотрели на него, недоумевая, кто это. Сделав простирание трижды, этот человек что-то говорил некоторое время. Чокгьюр Лингпа тоже заговорил. Иногда Чоклинг выглядел сердитым, а гость - испуганным. Когда этот человек ушел, Чоклинг велел своим людям посмотреть, куда он пошел, но никому не удалось. “Это был дух горы Самтен Кангсар,”- сказал Чоклинг. Самтен Кангсар оправдывался: “Направляясь к Лхасе, ты сделал много очищающих подношений духу Ньенчен Тханглха и другим, но ничего не дал мне. Я тоже важен, и поэтому создал это препятствие. Ньенчен Тханглха и я - одинаковы, мы одинаково приняли приказы Гуру Ринпоче.” Чоклинг ответил: “Вы не одинаковы. Хочешь, позову Ньенчен Тханглха прямо сейчас?” “Пожалуйста, не говори так,- сказал Самтен Кангсар. - Ты сильно пожег меня вчера.” Вершина горы черная до сих пор".

Дальше их поджидали бандиты. Поскольку в группе Чоклинга были только ламы и монахи, грабители сказали: “Они выглядят богатыми, давайте их ограбим”, и стали ждать наступления ночи. Каждую ночь бандиты ждали, но им не удавалось ограбить путников. Чоклинг поставил свою кхатвангу позади палатки, и разбойники говорили, что она светится так сильно, что каждый увидит. Они не осмеливались подойти. Однажды вечером они поклялись: “Что бы ни случилось, мы пойдем сегодня ночью! Днем они вовсе не выглядят свирепыми. Это всего лишь ламы, монахи и йогины, и они, кажется, очень богаты. Нужно их ограбить.” Так они решили и стали ждать ночи.

Этой ночью Чоклинг сказал: “Мы можем оказаться в небольшой опасности сегодня ночью, так что нужно сделать гарбу.” Гарбу - это вроде разговора с дхармапалами. Чоклинг попросил Кармей Кхенпо сделать гарбу после подношений дхармапалам. Затем он сказал двоим, трубившим в костяные трубы: “Нубчен Сангье трубил по-другому. Трубите сегодня ночью так.” Научив их, как трубить, он заставил их протрубить один раз. Также он попросил мастера церемоний трясти черный шелк дхармапал, что тот и сделал. До сих пор люди, разбивая лагерь, трубят в костяные трубы, согласно этой традиции. Этой ночью разбойники пришли, но весь лагерь был окружен волками, и они не смогли войти. Один или двое сильнейших бандитов, прорвались внутрь и, говорят, были съедены волками. Разбойники потом рассказывали, что было много волков, но люди в лагере не видели никого.

...Чокгьюр Лингпа достиг деревни Гова, где был маленький храм. Он планировал остаться на пять дней, давал учения и выполнял церемонии. Когда он впервые вошел в храм, ему подали чай. Как только чай подали, он спрыгнул с трона и помчался вниз по лестнице, и Кармей Кхенпо поспешил за ним. Лошади были привязаны возле дверей, еще оседланные. Он вскочил на свою лошадь, которая, понимая, что происходит, повернулась и пошла, хотя все еще была привязана. Кармей Кхенпо выхватил нож и перерезал веревку. Лошадь со всадником помчались так, словно за ними гнались. Неподалеку была большая река, переправится через нее можно было только на лодке. Было лето, и вода поднялась высоко. Спутники Чоклинга и все остальные последовали за ним, посмотреть, что он делает. Он поехал прямо в реку и на середине исчез под водой. Минут через пять он показался на другом берегу. В храме явившаяся ему Йеше Цогьял сказала про водяное чудовище, держащее в зубах желтый пергаментный свиток. Оно закроет пасть в полдень, и он сможет взять этот тер только через шестьдесят лет. Этот тер содержал много учений о гневных практиках. Оттого и такая спешка возникла вдруг.

Чоклинг снова отправился в Дерге, теперь уже как великий лама. Он приказал всем: “Сегодня ночью не спите, а читайте мантру Ваджра Гуру и молитесь Гуру Ринпоче. Чоклинг сказал, что ему нужно еще кое-что сделать. Их группа пела песни всю ночь. Чоклинг заставил царя и его министров тоже танцевать и петь. На следующий день они вошли в холмистую местность между скал. Среди маленьких холмов было озеро, известное как Сенге Йюцо, Озеро Бирюзового Льва. Озеро замерзло, и всем было велено кидать камни на лед. Почти все кидали камни. Самые сильные кидали огромные булыжники, и лед на озере сломался с громким треском. Было приказано кидать еще больше камней, но Конгтрул Ринпоче предупредил: “Не кидайте камни слишком сильно, а то потревожите нагов.” Кхьенце Ринпоче засмеялся: “Ха, ха, какие тут могут быть наги? Нагов не существует. То что называется нагами - пусто. Если здесь есть наги, нужно их разбудить. Даже если они существуют, то это животные, и я не боюсь. Так что если здесь есть наги, пусть вылезают!” И он стал кидать большие камни. Чокгьюр Лингпа снял юбку йога, связал ее с поясом и бросил в озеро. Когда вытащил, она была пуста. Тут у него порвались четки, и он сказал: “Даже если мы не найдем тер, нужно найти хотя бы бусинки от четок.” Он велел всем искать бусинки , и они их нашли. Сказав: “Теперь я лучше сконцентрировался на нагах!”, - он снова забросил одежду в озеро и вытащил. Озеро было полно теперь скорпионами, и, немного испугавшись, Чоклинг отступил. Джамьянг Кхьенце ударил его по щеке и сказал: “Ты представитель Гуру Ринпоче, почему ты боишься? Кидай снова!” Чоклинг забросил одежду еще раз и вытащил кусок золота, размером с желудок овцы. Озеро было теперь наполнено золотом, и каждый взял себе сколько-то У Кармей Кхенпо, мастера церемоний, был большой серебряный кубок для приготовления торма. Вода в этом кубке потом превратилась в золото.

После этого Джамьянг Кхьенце разозлился без особой причины и стал кидаться камнями в разбегающихся людей. Он сказал, что те, в кого он попал камнем в этот день не переродятся в нижних мирах. Ему нужно было попасть в царя Дерге. Если бы он попал, Дхарма сохранилась бы в Дерге долгое время. Но у него не получилось, потому что царь убежал. Кармей Кхенпо не убежал, а остался сидеть. В этот день было удалено главное препятствие его жизни. Потом, когда он был уже очень старым и слепым, он сказал: “Я не умер, я не заболел. Спасибо Кхьенце Ринпоче, что побил меня камнями.”

Джамгон Конгтрул очень почитал божество Чакдрукпа. Чоклинг сказал: “Я достал тер Чакдрукпа, включая черную каменную статуэтку, сделанную Нагарджуной, из кладбищенской земли, называемой Прохладная Роща. Я отдам ее тебе.” Джамгон Конгтрул был так счастлив, что не мог спать два или три дня. Чоклинг достал тер и отдал его Джамгону Конгтрулу. Он хранится в Дерге.

В резиденции Джамьянга Кхьенце была статуя Тары, которая трижды сказала Чокгьюру Лингпа: “Лексо лексо рик кьи пу”. “Великолепно, великолепно, благородный сын”,- сказала она. Большой комментарий связан с этим учением.

...Затем Чоклинг пошел в Шечен, где провел друбчен Йангдага и принял много подношений. Приглашенный в Каток, он обнаружил много теров и совершил Цечу Цам, танец восьми манифестаций Падмасамбхавы. Во время танца Чоклинг держал в руке ваджру. У него было видение большинства защитников Тибета, пришедших и выражающих ему почтение, и Чоклинг сказал им повиноваться приказам Гуру Ринпоче. Они ответили: “Когда ты приказываешь нам, ты не отличаешься от Гуру Ринпоче, но ты должен приказать и человеческим существам. Если человеческие существа ничего не делают, то и мы не можем”.

...Чокгьюр Лингпа медленно продвигался к Бутану, но его сопровождающие не подчинились ему, и ему не удалось достичь цели. Он пошел в монастырь Кармей, в монастырь Сурманг и потом в монастырь Нетен, и там заболел. Его ученики совершали множество церемоний, но он ушел утром первого дня пятого месяца. С неба падали цветы и земля дрожала. Джамьянга Кхьенце спросили о теле. Он ответил, что оно должно быть помещено внутрь ступы ,а не сжигаться. Тело Чокгьюра Лингпа было украшено короной Гуру Ринпоче и белой юбкой, которую он кидал в озеро. Одетое во все одежды, его тело было помещено в круглую часть ступы, сделанной из золота, украшенную серебром и драгоценными камнями, многие из которых были из его теров. Ступа хранилась у его трона в Кела, его главном жилище. В 1969 китайцы уничтожили ее.Монахи кремировал его тело; реликвии сохранились.

ВИДЕНИЯ

Однажды, когда Чокгьюр Лингпа практиковал Кончок Чиду в своем доме, у него было видение Гуру Ринпоче с супругой. После этого он всегда мог разговаривать с Гуру Ринпоче, как с реальным человеком. За свою жизнь Чоклинг трижды посетил Медноцветную Гору, чистую землю Гуру Ринпоче. Один раз из монастыря Кармей. Он сказал своему слуге: “Я закрываю дверь изнутри. Пусть неделю никто не входит в мою комнату.” В его видении с неба спустились четыре дакини, положили перед ним белую ткань с изображением перекрещенной ваджры, и попросили его сесть. Он сел и дакини полетели с ним по небу. Он увидел сверху Цари Дакпа Шелри, Лхасу и другие места Тибета, а также Бодхгайю, реку Найранджану, Кушинагара и другие места Индии. Затем они полетели на запад, и он увидел гору Малайя. Они приземлялись в святых местах, и он совершал круговые обхождения. Наконец, они прибыли к Горе Цвета Меди и переправились через окружавшую ее воду на лодке, лодочником был Сангпо Лабпей, один из двадцати пяти учеников. Они увидели все города ракшасов, и дакини объяснили, что эманация Гуру Ринпоче живет в каждом из этих городов восьми направлений. Они прошли по Кхандро Санглам, Тайной Тропе Дакини, и прибыли в Нгаяб Палри, Славную Гору на континенте Чамара.

Чоклинг увидел огромный и чудесный дворец. Эманации Гуру Ринпоче наполняли воздух, приходя и уходя, появлялись и растворялись вновь. Также Гуру Ринпоче ехал в колеснице вокруг дворца, и друбчен должен был вот-вот начаться. Дакини сказали: “Мы немного опоздали. Мы должны пойти в четыре дворца умиротворяющих, увеличивающих, очаровывающих и подчиняющих активностей. В каждом дворце эманация Гуру Ринпоче давала учения об этих четырех активностях. Чоклинг получил благословения во всех четырех местах. После этого, когда исполнялись танцы Сангье Лингпа, Ратна Лингпа и других тринадцати Лингпа, Чоклинг танцевал вместе с ними.

Две дакини отвели Чоклинга в домик, где шестнадцатилетние девушки выполняли садхану дакини. Чоклинг спросил: “Кто - главная девушка?” Его спутницы засмеялись вместо ответа. Наконец, девушка сказала: “Я - та, кому ты всегда молишься. Ты не узнал меня?” Изумленный Чоклинг сделал много полных простираний и получил советы Йеше Цогьял. Две его спутницы растворились в сердце Цогьял. Чоклинг подумал: “Я должен встретить Гуру Ринпоче и посетить средний и верхний ярусы. Без спутницы я не найду дорогу.” Тогда Йеше Цогьял засмеялась и снова эманировала двух девушек из своего сердца. Он отправился в центральный храм, где в середине, на большом троне сидел Гуру Ринпоче. Здесь было множество людей, индийские и тибетские пандиты и сиддхи, двадцать пять учеников, все тертоны, и царь Трисонг Деуцен со своими сыновьями, присутствующими как покровители. Чоклинг Ринпоче сделал различные подношения, действительные и воображаемые, для Гуру Ринпоче, который затем дал ему уполномочивания, передачи, пророчества и инструкции. Все дакини сделали пир-подношение. Ваджрные песни звучали с неба. Чоклинг запел песню Даглу Пхунгкхам, и остальные тут же подхватили. Чоклинг подумал: “Эта песня Лонгченпы, однако поют ее на Медноцветной Горе.” Голос с неба сказал: “Как тантры, песни Лонгченпы проникают во все поля будд.”

Постепенно он поднялся по лестнице на средний ярус, встретил Авалокитешвару и получил уполномочивания и передачи многих практик. Дойдя до верхнего яруса, он встретил Гуру Амитаюса и получил много тантр долгой жизни, передач и благословений. Когда они вернулись вниз, две дакини сказали: “Теперь ты можешь вернуться в Тибет.” Чоклинг подумал: “Я должен увидеть Гуру Ринпоче снова и спросить у него еще советов.” Гуру Ринпоче был в парке вместе с Вайрочаной, Намкхай Ньингпо и еще несколькими учениками. Чоклинг встретил его и задал много вопросов. Гуру Ринпоче положил руки на голову Чоклинга, благословил его и дал много инструкций. Другие ученики также дали советы.

Чокгьюр Лингпа подумал: “Я должен еще раз увидеть Йеше Цогьял.” Немедленно с неба прозвучал голос: “Мы не расстанемся даже на мгновенье. Я всегда буду наставлять тебя в трудный момент. Мы будем встречаться снова и снова.” Удовлетворенный, Чоклинг полетел по небу и вернулся в свою комнату, когда дверь уже открывали. Прошла неделя.

Второй визит Чоклинга к Медноцветной Горе, был похож на первый. Это произошло во время строительства монастыря Нетен. Закончив основную часть монастыря, провели друбчен. Стены были недоделаны, но, несмотря на это, друбчен был внутри. Через трещины Чоклинг видел солнечные лучи и радуги. Один луч коснулся его чаш из черепов с амритой и рактой, и они закипели. Среди пара он увидел Медноцветную Гору, встретил Гуру Ринпоче и получил инструкции.

В третий раз он посетил Гору Цвета Меди во сне в монастыре Нетен. Из Нетена он отправился в паломничество вокруг горы Йегьял Намкхадзо. Здесь у него было видение тысячи будд этого эона. В видении они одарили его золотой ступой, излучающей свет. После этого он посещал Йерцонг и встретил Луй-де, одного из шестнадцати стхавир, окруженного пятью сотнями архатов.

В Монастыре Кармей у него было видение двадцати семи Кармап, и он увидел детали их жизней и действий. Потом он объяснил это художникам, и они сделали изображение на стенах монастыря. Так же он увидел жизни Ситу Ринпоче: восемь Ситу по имени Падма, инкарнации восьми манифестаций Гуру Ринпоче. Нынешней Ситу Ринпоче - четвертый по имени Падма. Также будет семнадцать инкарнаций Чокгьюр Лингпа; он увидел, как они принесут благо доктрине и живым существам.

Оставаясь в ритрите медитации маха-ати, в Санг-нгак Пходранг, он видел двенадцать будд линии маха-ати. Свет вышел из их сердец и растворился в его сердце. Потом, это видение было нарисовано у него на стене.

В священном месте Риво Вангшу он открыл пещеру, где практиковал Вималамитра. Тут у него было видение Вималамитры, появившегося в голубом сиянии. Вималамитра дал Чоклингу много устных наставлений.

С дхармапалами и хранителями доктрины он разговаривал, как с людьми. Он также видел Дуртод Лхамо в образе старухи. Она поставила перед ним огромную масляную лампу. Сначала она была не яркой, потом старуха сделала ее сияющей. Поэтому все последователи и будущие инкарнации будут облагодетельствованы тем, что Дуртод Лхамо будет их Защитницей.

Многие местные божества, Ньенчен Тханглха, Магьял Пхомра и другие, приветствовали Чоклинга. Нелюди тоже приходили получать от него учения, принося ему подношения из царств нагов и других мест. Магьял Пхомра дал ему корону Гуру Ринпоче, очень величественную, которую носил также царь Гесар. Позднее, ее взяло Тибетское правительство. Это всего несколько примеров видений Чокгьюра Лингпы.

Чоклинг Ринпоче ушел в первый день пятого месяца, а в девятнадцатый день Джамьянг Кхьенце увидел его в видении. На западе этого мира Чокгьюр Лингпа манифестировал новое поле будды, называемое Падма Кепа, Покрытое Лотосами Царство, где он проявился в форме самбхогакайя будды Падма Ньюгу. В этом видении Джамьянг Кхьенце получил много уполномочиваний, передач и устных наставлений, которые он потом записал как садханы. Чоклинг пообещал, что будущие последователи переродятся в этой чистой земле немедленно после смерти. Это было завещание Чокгьюра Лингпы, принятое Джамьянгом Кхьенце.

Таши Делек

Оргьен Тобгьял

С двадцать первого числа пятого месяца 1983 я пересказал жизнь Чоклинг Терчена в Сhanteloube во Франции. Это было надиктовано, а Тулку Джигме перевел. Потом я расширил и исправил то, что было записано. Это было переведено Эриком Пема Кунсангом и записано с помощью многих друзей Дхармы.

Эта версия была завершена во время первого выполнения Друбчена Белого Амитаюса Чокгьюра Лингпы, 12 февраля 1984, и позднее отредактировано Джудит Амтзис в монастыре Ка-Ньинг Шедруп Линг в Непале. (Публикуется в очень сокращенном виде - Нандзед)

На фото - шапка Чогьюра Лингпы.

Нет описания фото.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments