nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Category:

Свобода – это не цель истории, а материал, с которым она работает

Как осмелиться рекомендовать риск? – И все же, как редки те, которых отсутствие опасности не унижает!

Мистик – единственный серьезный честолюбец.

То, что ошибка или порок обуславливают появление определенных добродетелей – не причина приписывать им их происхождение.

Защищай свою гордость, чтобы твое смирение пребывало в чистых покоях.

Демагогия - слово, которое используют демократы, когда демократия вызывает у них страх.

Там, где секуляризуется сама религия, сатана становится единственным свидетелем Бога.

Те, кто называет себя художниками авангарда, обычно относятся к авангарду вчерашнего дня.

Жадность, глупость, жестокость – человек всегда был жертвой своих недостатков. Только индустриальному обществу удалось сделать его жертвой его достоинств.

Ничтожность голословной метафоры – это подводный камень современной поэзии. Так же как подводным камнем вчерашней поэзии была незначительная метафора.

Когда сталкиваешься только с грубыми решениями, трудно судить с тонкостью. Грубость – паспорт нашего века.

Ни точность сама по себе, ни нечеткость не соблазняют, удовлетворяют только точные идеи относительно смутных интуиций.

Монизмы становятся пантеизмами в чистых руках и материализмами в грязных.

Искусства процветают в обществах, которые смотрят на них с безразличием, и пропадают, когда о них заботится усердное почтение дураков.

Индустриальное общество навеки приговорено к насильственному прогрессу.

Нектар апологетики безвкусен, если происходит не из сока ядовитых цветов.

Мы можем простить художнику только то, что ему важна слава, когда она сводится к чисто денежным мотивам.

Когда определяют собственность как социальную функцию, надвигается конфискация; когда труд определяют как социальную функцию, приближается рабство.

Быть рационалистом состоит в том, чтобы принимать как бессознательные постулаты рассудка предрассудки современного общества.

В последние двести лет было возможно доверять будущему, не будучи совершенно глупым. А сегодня кто может верить в современные пророчества, когда мы – это и есть то великолепное будущее вчерашнего дня?

Чем меньше мы знаем об отношении метафоры со словом, ее порождающим, тем больше она нас волнует.

Свобода – это не цель истории, а материал, с которым она работает.

Гомес Давила
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments