nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Categories:

Преданность


Дзонгсар Кхьенце Ринпоче

Мириам была интеллектуалкой, умной и образованной англичанкой, родившейся в иранской семье. Я встретился с ней, когда учился в Школе восточных и африканских исследований (SOAS) Лондонского университета. Она также изучала сравнительное религиоведение в SOAS и преподавала буддизм и индуизм в Батском университете. Она очень хорошо разбиралась в азиатской философии, особенно в индийской логике, и глубоко поняла «Мадхьямакаватару». Иногда она могла объяснить такие понятия, как пустота и взаимозависимое происхождение, лучше, чем подготовленные религиоведы, потому что у неё не было предвзятого отношения к этим воззрениям. Когда она что-либо объясняла, то делала это методично, по-научному.

Мириам приходила встретиться со мной много раз, хотя мне нечему было её учить. Она не задавала философских вопросов, потому что знала ответы иногда даже лучше, чем я сам. Тем не менее, она часто приходила на буддийские встречи по практике в мою квартирку на Ноттинг-хилл Гейт. Там собиралось обычно около десяти человек, по большей части ярые буддисты, чтобы вместе делать подношения и читать тексты. Моя подруга Ивонн также часто приходила и, к моему смущению, бесконтрольно изливала свою преданность, заикаясь и трепеща, в присутствии Мириам. Я не мог перестать спрашивать себя о том, что такая интеллектуалка думала обо всех этих преданных последователях, которые приносили мне обувь и относились ко мне как к высшему существу.

Однажды Мириам намекнула, что она хочет уйти последней, чтобы мы могли побыть наедине. Она, очевидно, была в расстроенных чувствах, и поэтому я спросил её, что было не так. Слёзы полились у неё из глаз, и она сказала, что хотела бы иметь преданность, но попросту не могла её испытать. Она, может быть, почувствовала какую-то близость со мной, поскольку мы оба посвятили себя одному философскому поиску, но эта близость была лишена преданности ко мне как к личности гуру. По природе она была очень критично настроена к духовным гуру и особенно подозрительно относилась ко всему, что напоминало о культе личности. И хотя её вера в философию была сильной, преданность не возникала. Интересно, что даже некоторые студенты самой Мириам зародили преданность благодаря её лекциям, тогда как с ней самой подобного не произошло.

Мне было нечего ей посоветовать, кроме как сказать, что преданность не является чем-то, что можно развить благодаря одному лишь изучению предмета. Но то, что она проливала слёзы из-за того, что у неё не было преданности, заслуживает внимания. Само по себе благопожелание очень могущественно. Её ощущение, что ей чего-то не хватает, в конечном итоге, может привести её к более решительным поискам. Хотя я не знаю, где она сейчас, — порой я надеюсь, что она не перестала проливать эти слёзы.

...Хотя вам может нравиться вера в то, что у вас есть право выбора своего учителя, что вы можете овладеть искусством выбирать, что у вас есть информация о гуру и что у вас есть свобода и способность оценивать эту информацию, ваша кармическая связь и заслуга в конечном итоге решат всё за вас. Большинство из моих гуру просто появились. У меня никогда не было достаточной роскоши — достаточных возможностей и достаточного времени, чтобы анализировать, оценивать или выбирать. Благодаря заслуге я обрёл некоторых из наиболее реализованных учителей, и точно так же тот факт, что у меня не было роскоши анализировать и оценивать, является результатом благой заслуги. Мой аналитический ум попросту не смог бы отыскать ничего лучше.

Поэтому в дополнение к тому, чтобы оттачивать свой аналитический ум, крайне важно научиться играть в игры кармы. Такие вещи, как молитвы и подношения, могут менять ход игры. В некоторых случаях, если у вас есть правильная заслуга, вам не придётся даже искать: гуру найдёт вас в самом неожиданном месте в самое неожиданное время. Гуру просто случится для вас.

...Буддадхарма — это путь сугаты, «ушедшего к блаженству», что означает, что она, в конечном итоге, характеризуется блаженством, а не болью. Поэтому путь преданности гуру в ваджраяне также безболезненный, в противоположность тому, как некоторым может показаться. Он не должен походить на вверение себя в руки деспотичного тирана.

Преданность трансформирует боль.

...Ваджраяна в большой степени основывается на работе с умом, поэтому наши чувства и склонности так важны. Если вы чувствуете непреодолимое желание следовать за тем или иным учителем, это может быть одолжением отношений гуру — ученик, существовавших у вас в прошлых жизнях. В случае следования голосу своей интуиции, обычные способы критического исследования гуру необязательны.

...Даже некоторые из моих собственных учеников, которых я иногда называю «жертвами», пришли ко мне без каких-то трезвых оценок. Пройдя длительный путь духовного поиска, господин Уотсон из Австралии стал моим учеником после того, как ему приснились вещие сны. Он проснулся, исполненный спонтанной веры в меня. Госпожа Коэль из Нью-Йорка говорит, что она поняла наличие связи со мной, когда впервые взглянула на мои ноги в 1996 году. Она подумала, что я ношу японские носки таби, и только как следствие этого она решила, что я её гуру, и поэтому стала ходить на мои учения. Господин Питерс считает, что я стал его ваджрным наставником потому, что после его бесчисленных просьб даровать учения я в конце концов дал ему наставления в мужском туалете международного аэропорта в Денвере прямо перед своим отлётом. Господина Питерса всегда очаровывали парча и троны, но каким-то образом фокус удался именно с мужским туалетом в аэропорту. Другая из моих учениц-жертв, Стефани, утверждает, что как только она услышала мою теорию о том, что Ван Гог мог достичь просветления, если бы у него было верное воззрение, она уже знала, что я её учитель. Она говорит, что это было так, словно она вообще впервые что-то слышала, и это стало началом наших отношений.

Таким образом, мы следуем за своими эмоциями. Однако если это возможно, именно в этом пункте современные ученики Дхармы должны быть осторожны. Нужно приглашать адвоката дьявола — «голову», чтобы она сдерживала эмоционально-чувствительное «сердце». Если кто-то действительно вдохновляет вас, это хорошо, но, чтобы стать ваджрнымм наставником, он или она должны быть способны (и обладать действенным методом) расколоть ваш кокон. Если кто-то может сделать это, независимо от наличия или отсутствия яркой внешности и харизматичности, этот человек и есть учитель. Это может быть обычный кхенпо. Внешнее проявление играет здесь очень малую роль. Я восхищаюсь теми, кто следует за Алаком Зенкаром Ринпоче. Он выглядит как китайский уличный продавец горячих булочек, но внешность в этом случае определённо обманчива. Когда дело доходит до преданности и вклада в Буддадхарму, особенно среди тибетских линий, он превосходит любых мастеров в парчовых одеждах с труднопроизносимыми длинными именами.

В моём собственном кругу поклонников есть несколько стариканов, которые впервые встретились со мной, когда я зависал в дешёвых лондонских пабах, одетый в джинсы и футболку, что едва ли делало меня похожим на тибетского ламу. И всё же каким-то образом они стали моими ваджрными учениками. Сейчас, когда я их вижу, это меня воодушевляет, поскольку подтверждает буддийскую концепцию кармического долга. Их встреча со мной как учителем ваджраяны не сопровождалась всей этой обычной бутафорией и спецэффектами.

Поэтому абсолютно понятно случаи, когда люди попадают под очарование при встрече с таким человеком, как, например, Сурья Дас, который выглядит как 110%-ный еврей с его буйной бородой и толстым пузом. Его харизма, речь и довольно бесцеремонная манера общения воодушевляют их. Не только воодушевляют, но раскалывают их коконы и не дают им сбиться с пути.

Наш обычный рациональный анализ не всегда должен быть необходимой прелюдией. Человек, который может вас пробудить, становится тем, что мы называем «гуру, наделённым тройной непревзойдённой добротой». Даже если гуру не учит, шевеля губами и производя звуки, он может быть вашим учителем. Всё это очень индивидуально. Таким образом, вы даже можете получить прямое введение в природу ума от какого-нибудь персонажа вроде Дэвида Нудла*.

*Персонаж Роберта Де Ниро в культовом кинофильме «Однажды в Америке».

Дзонгсар Кхьенце Ринпоче
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments