nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Это прекрасный разворот!

Весь глянец был мной адаптирован от журнала «Медведь» до журнала «История». Потом начинается эта вся история: я пишу антимайданные статьи и еду в Донбасс. И просто одномоментно исчезаю вообще из всех этих журналов. Причём, я занимался же совсем другими вещами. Мы собирали гуманитарную помощь, помогали ополчению, а я туда катался без конца. А потом вдруг думаю: «Чего-то у меня денег стало мало». И я понял, что они мне ничего не заказывают, не публикуют мои рассказы и не берут у меня интервью. И вообще меня нету там. Проходит полгода, год, два… Я как-то неспециально спросил у кого-то про это. Мне один говорит: «Ну, Захар, мне редактор сказал, что тебя больше не будет в нашем журнале». «Ну, окей, понял», – говорю.

Сначала подумал, что это какой-то частный случай, а потом выяснилось, что везде. У них какая-то такая… межведомственная чуйка. Я не думаю, что они все созвонились между собой. Думаю, они просто точно знают, что это не по их части, и меня убрали из их среды и больше туда не пускают. Причём, я нормальные деньги там зарабатывал, почти треть своего бюджета. Меня просто выгнали. Вот их либерализм и демократия.

До этого они воспринимали всё, как игру: «Прилепин же играет, он революционер, это его образ, но в целом он нормальный пацан, с ним можно сидеть и выпивать». А потом выясняется, что, на самом деле, он башляет ополченцам и сам берёт в руки автомат… Это понятно уже, что не игра, и всё всерьёз: «А завтра он придёт и может нас убить».



А что касается «Эхо Москвы» или телеканала «Дождь», то это другая история. Это медийные ресурсы и им нужен рейтинг, им нужен хайп и вся эта движуха. Они готовы привлекать даже врагов. И всё это время они меня звали, но я сам принципиально не шёл, зная, что они там говорят по поводу моих друзей и братьев ополченцев, я четыре года туда не ходил совсем. Я даже комментарии не давал, потому что их говорящие головы вызывают у меня абсолютное, тотальное, стопроцентное бешенство.

Сейчас у нас есть «Русский художественный союз», который мы создали. Это такое параллельное или перпендикулярное сообщество людей культуры, которое исповедует традиционные ценности. И что мы стали обсуждать с моим компаньоном и партнёром, режиссёром Эдуардом Байковым. Он говорит: Захар, знаешь, почему у нас на «Кинотавре» вышли половина нашей условной элиты, и все за Сенцова, а сидит в зале Бондарчук, сжимая челюсти, и Сергей Гармаш, тоже немножко странно себя чувствующий, и остальные просто аплодировали за «свободу Сенцову»?

Причём эта вся наша кинематографическая элита заступается за него и Надю Савченко, и никто ни слова не произнёс за Донбасс. Как так могло произойти? Причём они все играют в фильмах красноармейцев, солдат… дичь какая-то. С другой стороны, у нас есть проблема театров, которые откровенно ненавидят всю эту «Русскую весну» и «Крымнаш» и при этом получают деньги от государства. И вот Эдуард мне вкратце объяснил, что есть определённые театральные школы, через которые прошёл весь наш кинематограф. Это абсолютно либеральные школы, которые так или иначе учат хоть и культуре, но они учат ещё и определенной системе ценностей, а они западнические и находятся вне всего «русского». Вся наша эта элита оттуда выросла просто целиком. Назовите 20 фамилий крупных режиссёров – они все вышли из определённых студий, где их всему этому научили. Они другими быть не могут.

Подробнее на https://aurora.network/articles/136-chelovek-i-obshhestvo/62595-zakhar-prilepin-khutor-jeto-moja-lichnaja-popytka-chto-to-ispravit
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments