?

Log in

No account? Create an account

Нешёлковый путь

Квинтэссенция впечатлений, со временем потерявшая геометрию

Previous Entry Share Next Entry
Встреча
nandzed
Автор — Илона Крыжановская, Максим Савченко
Седьмой фильм первого дня буддийской мистерии Карша Густор, монастырь Карша Гонпа, Падум, Занскар, 14 июля 2015 года: прекраснейшая Палдэн Лхамо и великий Ямараджа (Чогьял). После перерыва на площадку монастыря Карши Гонпа вышли высшие просветленные представители тантрических миров тибетского буддизма.

О том, что выходят Великие, стало понятно уже за некоторое время до их появления: воздух как завибрировал, мурашки по коже, предчувствие. Когда Палдэн Лхамо обернулась на лестнице и Танец начался, у меня глаза оказались на мокром месте, сами так оказались) - это совершенно необъяснимое чувство внутреннего распирающего восторга.
Но это - эмоции, мои эмоции, мое восприятие не более того.
Тут о многом можно поспорить: например есть у меня знакомые, которые говорят, что в Танце Цам большая театральная составляющая.
Возможно.
Я так не думаю.
Возможно в Китае это все и стало театром.
Но Занскар остался территорией живого буддизма: перед Танцем Цам идут длинные пуджи - неделя минимум, Маски освящают, ламы проходят специальные ретриты, и танцуют в трансе.
Когда-то я говорила с ламой высокого посвящения из монастыря Дискит и вот какая беседа у нас состоялась:

Я: Скажи, ты танцевал Цам? Кто ты был в Цаме? Что чувствовал?

Лама: Я был Махакалой. Когда я одел Маску, я стал Махакалой, я просто был Махакалой и все окружающие воспринимали меня Махакалой, это много энергии, это очень много энергии, это неописуемо, это другое.
Тут много чего хочется сказать - вот ворох мыслей:
- да, после Танца Цам чувствуешь громадную энергию - а ведь я просто на нем присутствую, что же чувствуют ламы?
- я много снимаю маски в монастырях, на стенах, в специальных хранилищах, но во время Танца Цам - Маски становятся другими - они действительно оживают - Маски надо снимать только во время настоящего Танца, никакая постановка не сделает Маски настолько живыми, как в то время, когда лама становится тем, чью Маску одевает.
- ответ на вопрос, почему чем выше посвящение ламы, тем более значимую фигуру буддийского пантеона он исполняет, прост: это не танцевальные навыки, нет - это способность войти в состояние Великого, способность, которая достигается годами практик.

Тут еще интересный момент есть: не просто войти в это состояние - впустить в себя сущность Великого, но и вернуться потом в себя - а вот это вот много сложнее.
Танец Цам в наших чистых буддийских землях по-прежнему исполняют в трансовом состоянии.
Чисто внешне, на материальном уровне, то что выходят Великие видно с первых кадров фильма - обратите внимание:
если предыдущие персонажи мистерии Карша Густор сами отправлялись танцевать к восседающему на троне Хашин Хану, то тут Танец начинается с того, что Хашин Хан встречает Палден Лхамо и Чогьяла у лестницы и просит благословения, протягивая белый хадак.

Кстати, обратите, пожалуйста, внимание: Палдэн Лхамо и Чогьял - танцуют очень старые Маски, древние.