nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Category:

О появлении катафатического объяснения в буддизме. Из истории "Махапаринирвана-сутры"



«Сутра о великой и полной нирване» породила ожесточенные дискуссии в кругу китайских буддистов. Дело в том, что до распространения ее учения буддийская философская мысль в Китае преимущественно развивалась в русле традиций Праджняпарамиты, и встреча адептов учения праджни с новой идеологией, которую несла в себе «Махапаринирвана», оказалась, мягко говоря, недружелюбной. Так, приверженец шуньявады шрамана Фань Тай (范泰)упрекал апологетов «Нирваны» за отсутствие критичности во взглядах и слепое следование популярному учению «Махапаринирвана-сутры», которую он называл не иначе как «книгой Мары» (“魔书”).Сэн Жуй из школы выдающегося Кумарадживы в сочинении «Разъяснение сомнений» - «Ю и» (“喻 疑”) подтверждал, что некоторые буддисты подозревают, будто бы учение «Махапаринирваны» на самом деле фальсификация. Речь шла о таких постулатах сутры, как «нирвана не есть исчезновение» (“泥洹不灭”), «Будда имеет истинное Я» (“佛有真我”) и «все живые существа обладают природой Будды»” (“一切众生皆有佛性”).

Действительно, важнейшей отличительной чертой «Сутры о великой и полной нирване» стало учение об истинном Я Будды (satyātman; 真我), характеризуемым такими качествами, как постоянство (nitya; 常),блаженство (sukha; 乐), самость (ātman; 我) и чистота (subha; 净). С точки зрения сутры, учение об истинном «Я» не противоречит традиционным буддийским представлениям об отсутствии независимого «я» живых существ (anātmavāda; 无我). Более того, оно признается стоящим выше традиционного, так как анатмавада, согласно сутре, была преподана Буддой в качестве предварительной истины, необходимой ученикам с низким уровнем духовного развития, но теперь, когда они готовы к постижению самого сокровенного, Будда провозглашает учение об истинном «Я». В сутре эта мысль подтверждается притчей о хорошем докторе, знающем, когда и от каких болезней давать то («не-Я») или иное («истинное Я») лекарство. Так, анатмавада была призвана разрушить представления о существовании индивидуального неуничтожимого начала – души (jivan), основы личности (pudgala), которая объявлялась иллюзорным продуктом ментального конструирования, следствием омрачения сознания.

Одна из целей, преследуемых авторами сутры, – уход от обвинений буддизма в нигилизме, что достигалось посредством утверждения неописуемого, но, тем не менее, реально существующего трансцендентного Абсолюта. В тексте это проиллюстрировано на примере дискуссии Будды с шестью индуистскими мастерами о том, что представляет собой атман. Согласно сутре, Будда сумел убедить оппонентов в своей правоте. В итоге, поняв, что Шакьямуни не учит нигилизму, все шестеро приняли Дхарму Будды. Однако более значимая причина выдвижения концепции катафатического описания Абсолюта заключена в необходимости обоснования физической смерти Будды Шакьямуни с позиции философии Махаяны.

Существует две версии, в которых описывается уход Будды Шакьямуни из жизни. Согласно первой, изложенной в «Махапариниббана-сутте» (шестнадцатой «беседе» палийской «Дигха Никаи»), ортодоксальной для школ Тхеравады, Будда перед вхождением в паринирвану не проповедовал никаких новых Истин. Он обратился ко всем присутствующим ученикам с просьбой изложить ему оставшиеся сомнения и вопросы, но никаких вопросов не последовало:

«Тогда славный Ананда сказал Блаженному: "Как чудесно, Господин, как чудесно! Истинно! – Я верю, что среди всех здесь собравшихся братьев ни одного нет, кто имел бы чувство неудовлетворенности или сомнения в Будде, в Истине, в Пути"». И когда Шакьямуни испустил дух, «…те из учеников, чьи страсти утихли, сжали скорбь в своем сердце и побеждали ее помышлением: "Увы, мимолетно все составленное. Можно ли, чтобы рожденное, внутри себя несущее pазpушение, не pазpушилось никогда?"»

Махаянская версия паринирваны Будды многим отличается от хинаянской. Для буддизма малой колесницы был характерен взгляд на эмпирическое бытие как на источник страданий, который, хоть и несовершенен, но все же реален. При этом спасение мыслилось как успокоение (sānta) и угасание (nirodha) дхарм, проявление же последних (dharmalaksana) и образует сансару. В Махаяне все подверженные бытию дхармы (samskrta-dharma) объявлялись изначально угасшими (ādisānta), а их активность – не больше, чем иллюзией. В этом, по выражению Ф.И. Щербатского, заключено «великое изменение, произведенное Махаяной». Отсюда важнейшей задачей махаянской философии стало обоснование иллюзорности сансары.

Эту задачу уже в силу своей специфики – то была последняя проповедь Будды перед вхождением в паринирвану – предстояло решать «Сутре о великой и полной нирване». Так, ее первая глава посвящена описанию скорби присутствующих при великом событии бхикшу – общей численностью 80 миллиардов 100 тысяч человек, – которые делали подношения Будде и умоляли его не покидать их. На эти просьбы Будда поведал тайну о неразрушимости и неизменности тела Татхагаты, которым он обладает, а, следовательно, его кажущийся уход из жизни не следует воспринимать как действительный уход.

О.С. Литвинцев, СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ «МАХАПАРИНИРВАНА-СУТРЫ»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments