nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Злободневное

Фома Аквинский показал, что может следовать за текстом. Он был крупнейшим, как бы сейчас сказали, интеллектуалом Средневековья: писал удивительные по силе и красоте вещи. В какой-то момент он перестал писать. Когда его спросили, почему, он ответил: «Я видел то, перед чем все мои слова как солома». Иногда люди удостаиваются высшего знания, перед которым их слова действительно как солома. И они перестают писать или уходят в другую сферу: Толстой ушел в проповедь, Лесков перешел к назидательности, потеряв шарм рассказчика. Нужно быть готовым к молчанию.

- Вы уже испытывали нечто подобное?

В некоторой степени. Я занимаюсь исследовательской работой, не связанной с преподаванием, но иногда меня просят читать лекции. Раньше я с готовностью соглашался, а потом перестал: меня стало напрягать актерство, свойственное преподаванию. Когда стареющий мужчина что-то рассказывает красивым девушкам, он начинает кривляться, избыточно шутить — это не мужское занятие. Я вдруг потерял вкус к подаче материала устным способом.

Точно так же можно потерять интерес к тому, чтобы записывать свои мысли и переживания. Я не исключаю такого развития событий. В какой-то момент пропадает желание делиться. Если раньше мне казалось, что я могу написать то, что кому-то будет полезно или кого-то утешит, то сейчас я вижу, что все всё знают. То ли окружающие поумнели, то ли я поглупел, но в целом без моих слов всё может спокойно существовать.

http://hbr-russia.ru/liderstvo/delo-zhizni/a26441/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments