nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Categories:

Уникальный материал...

24 ноября 1960 года, в скромной квартире, расположенной над салоном красоты в одном из беднейших кварталов Торонто, в возрасте 78 лет, скончалась Ольга Александровна Куликовская-Романова — последняя Великая княгиня, младшая дочь императора Александра III, сестра Николая II. Прожив в изгнании свыше сорока лет, лишенная состояния, последняя Великая княгиня умерла в бедности.

Её жизнь была наполнена царской роскошью, дворцовыми страстями и интригами, чередой потерь и унижений, запретной любовью и счастливой спокойной жизнью в эмиграции, за тысячи километров от Родины. Но большая часть ее жизни была окутана страхом — её дед был убит, неоднократно покушались и на отца, была зверски замучена и убита семья ее брата — последнего императора России.

Княгиня Ольга — одна из немногих членов царской семьи, спасшихся от рук большевиков. В поисках спокойной жизни, отказавшись после революции покидать Россию, она вместе с мужем и семьей скиталась по югу России — Кавказ, Кубань, Ростов на Дону. А чуть позднее, после объявленной на царскую семью охоты, с целью истребить всех без остатка, эмигрировала через Константинополь в Данию.



В Советское время, скрываясь от агентов Сталина, была вынуждена эмигрировать в Канаду. Вместе с семьей поселилась в маленьком городке-деревне Куксвилл. Как и ее отец, предпочитала жить скромно и в уединении от внешнего мира. Ей удалось пережить всех внуков и внучек императора Александра II.

Она обладала удивительной способностью находить общий язык с жизнью, которая наносила ей удар за ударом, ранила, насмехалась над нею. Она не ожесточилась, продолжала жить по русским традициям, праздновать все православные праздники, горячо любила свою историческую Родину.

«Удивительно, но находясь на закате жизни, она сохранила свою веру в отвергнутые идеалы и святые древние истины. И это несмотря на то, что у нее на родине на смену дарованному Богом самодержавию пришла диктатура. Диктатура деспота, апологеты которой отрицают существование Бога и узурпированную ими власть оправдывают никчемной идеологией, которая сводится к тому, что интересы личности — ничто перед интересами государства.»
Olga-Aleksandrovna-Romanova
Ольга Александровна Романова

Все, кто её знал отмечали ее душевную кротость, доброту и благородство. А те, кто не знал, никогда бы и не подумали, что перед ними настоящая Великая княгиня Ольга Александровна Романова.

Княгиня с детства увлекалась живописью. Умение рисовать впоследствии переросло в профессиональную привычку. Известно, что за всю свою жизнь она написала более 2000 полотен, большая часть которых была своевременно продана. На вырученные деньги и жила семья Ольги Александровны. Более того, часть средств шла на благотворительность.

Незадолго до смерти Ольга Александровна начала составлять литературное завещание потомкам, которое вместе с доверенным ей человеком писала чуть более года. С её последних слов в жизни и начинается автобиографическая книга — «Мемуары Великой Княгини Ольги Александровны». Пожалуй, самые интересные и увлекательные мемуары, которые мне довелось читать.

«…Мой долг, как перед историей, так и перед моей семьей поведать о подлинных событиях, связанных с царствованием последнего представителя Дома Романовых. Столь жестокая в отношении к членам моей семьи судьба, возможно, намеренно щадила меня столько лет, чтобы дать мне возможность нарушить обет молчания и защитить мою семью от стольких клевет и кривотолков, направленных против них. Я благодарна Всевышнему за то, что он дал мне такую возможность у преддверия могилы. Меня печалит лишь одно: я не увижу эту книгу опубликованной.

Пусть эти страницы правдиво осветят два царствования Дома Романовых, столь безжалостно искаженные небылицами и «творениями» безответственных писателей. Пусть книга даст возможность читающей публике произвести переоценку хотя бы некоторых лиц и событий, тесно связанных с одной из самых великих и трагических Династий Европы.»

Мемуары были записаны Яном (Йен) Ворресом — близким другом княгини в последние годы её жизни. Преклонный возраст не позволял княгине написать мемуары лично, тем не менее она предоставила все имеющиеся письма и фотографии, все сведения, столь необходимые для создания книги. Огромный интерес представляют любопытные факты о «Ходынской давке», история отношений отца и матери, подробности крушения царского поезда в Борках, воспоминания о Распутине… Из книги можно узнать, почему именно Николаю было доверено стать императором России, а не более подходящего на эту роль Георгию. Абсолютно уверен, книга могла бы стать настоящим бестселлером, если бы кинорежиссеры обратили на нее самое пристальное внимание!

YAn-Vorres
Воррес Йен и Ольга Александровна

Несколько очень важных слов об авторе книги Я. Ворресе:

Почетный гражданин Греции, бывший мэр маленького греческого городка Пеании, в окрестностях которого, кстати, находится одна из самых больших и интереснейших пещер Греции – Кутуки. Будучи страстным коллекционером предметов искусства, Ян Воррес основал любопытный музей, который впоследствии передал в дар греческому государству. Музей Воррес насчитывает более 6000 экспонатов, которые охватывают 4000 лет греческой истории и искусства.

Ian-Vorres-muzej
Ian Vorres музей

Неизвестно в каком году Ян Воррес эмигрировал в Канаду, но в 1958-ом, в поисках редких русских икон для организованной им выставки произведений византийского искусства в Торонто, он знакомится с Ольгой Александровной. Их знакомство переросло в регулярные дружеские беседы, в одной из которых, он смог сделать то, что не удавалось ни одному журналисту и писателю, безуспешно осаждающих княгиню-изгнанницу в поисках сенсаций. Он смог убедить княгиню оставить воспоминания о своей жизни!

«Я собрался с духом и посоветовал ей написать свои мемуары, ради грядущих поколений. Я подчеркнул, что ее воспоминания представляют собой огромную историческую ценность. Какие только доводы я не приводил!.. Самая последняя Великая княгиня, внучка, дочь Царей, сестра Царя, которая родилась, окруженная блеском и великолепием, испытавшая такие невзгоды и лишения, которые выпадают на долю не всякой благородной дамы.

Несмотря на все это, она принимает жребий мало кому известной изгнанницы с врожденным тактом и кротостью, сумев сохранить веру незапятнанной перед лицом бед и несчастий.

Наверняка рассказ такого человека будет представлять огромную ценность в наши дни, когда большинство людей так равнодушно к красоте духовной.

Великая княгиня выслушала мои доводы достаточно терпеливо. Я закончил. Она покачала головой.

—  Какой будет смысл от того, что я напишу автобиографию? О Романовых написано слишком много и без того. Слишком много лживых слов сказано, слишком много мифов создано. Возьмем одного только Распутина! Ведь мне никто не поверит, если я расскажу правду. Вы же сами знаете, люди верят лишь тому, чему сами желают верить.

Признаюсь, я был разочарован, но слишком уважал ту точку зрения, которой она придерживалась, чтобы продолжать свои уговоры.

Но потом, какое-то время спустя, однажды утром она поздоровалась со мной, одарив меня одной из редких своих улыбок и сказала:

— Ну, так когда мы начнем?

— Начнем что? — спросил я.

— То есть, как что? Разумеется, работу над моими мемуарами.

— Значит, вы все-таки решили написать их?

— Писать будете вы, —  убежденно проговорила Великая княгиня. —  Думаю, судьба свела нас для того, чтобы вы смогли написать историю моей жизни. Убеждена, что вы сможете это сделать, потому что понимаете меня лучше, нежели большинство других людей.»

Velikaya-knyaginya-Olga-Aleksandrovna-Romanova-v-Kanade
Великая княгиня Ольга Александровна Романова в Канаде.

Уж и не помню, что я ей ответил. Мы продолжали стоять на пороге ее дома. На Великой княгине была та же самая бесформенная старая юбка и тот же потрепанный свитер. Мы находились на земле Канады за тысячи миль от ее любимой родины, которую ей не суждено больше увидеть.

…Не в силах произнести ни слова, я поклонился.

— Так когда же мы начнем? — улыбнулась она.

— Сию же минуту, — ответил я.

Исторический феномен

— Начну с того, — проговорила она, —  что я обдумала все, что вы мне сказали на днях, и поняла, что я действительно своего рода исторический феномен. Если не считать мою сестру, живущую в Лондоне, (Великая княгиня Ксения Александровна скончалась в Лондоне в 1960 г.), которая очень больна, я последняя русская Великая княгиня. Более того, я последний порфирородный* член династии.

  • Определение «порфирородный» относилось лишь к сыновьям и дочерям, родившимся у царствующего монарха. Династия Романовых царствовала в течение трех столетий (1613-1917), но порфирородных детей в ней было сравнительно мало. В их числе младший сын Павла I Михаил Павлович, три младших сына Николая I и два младших сына Александра II. Великая княгиня Ольга была единственным порфирородным ребенком Александра III. Зато все пятеро детей последнего царя, Николая II, родившиеся после его восхождения на престол в 1894 году, были порфирородными.

***

К сожалению, формат статьи не позволяет опубликовать все содержимое книги. Мы отобрали самые интересные и захватывающие истории из воспоминаний последней княгини Ольги Александровны Романовой.

***

Император Александр III — Геркулес

— Моего отца в народе называли мужицким Царем, потому что он действительно понимал крестьян. Подобно Петру Великому, он не переносил помпезность и роскошь, у него были простые вкусы и, по его словам, он чувствовал себя особенно свободно, когда мог облачиться в простое крестьянское платье. И я знаю, что бы о нем ни говорили, простые люди любили его. Видели бы вы эти радостные лица солдат во время маневров или после какого-нибудь смотра! Такое выражение не появляется у солдата по приказу офицера. Даже в раннем детстве я знала, как они ему преданы.

АЛЕКСАНДР III - МИРОТВОРЕЦ. РЕДКИЕ ФОТОГРАФИИ ВЕЛИКОГО ИМПЕРАТОРА
Александр III на охоте. Конец 1880-х — начало 1890-х гг.. Фотограф К. Бех.

Теперь почти начисто забыли, что для массы русского народа в пору моей юности Царь был помазанником Божьим, который поставлен свыше, чтобы править им. Преданность Царю питалась его верой в Бога и любовью к своему отечеству. Поверьте, я видела много примеров такой истинной любви и преданности Государю.

Монархи из Дома Романовых опирались главным образом на поддержку простого люда в своей трудной борьбе за самодержавную власть. Между Царем и его народом существовала связь, которую вряд ли понимали на Западе. Связь эта не имела ничего общего с многочисленным чиновничьим аппаратом. Царь был связан с народом торжественной клятвой, которую он давал при короновании, клятвой быть Царем, судьей и слугой своего народа. В лице монарха сливались воедино воля народа и Царское служение подданным.

В царствование Александра III Россия наслаждалась внешним миром. Сам участвовавший в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, Царь заявлял: «Всякий правитель… должен принимать все меры для того, чтобы избежать ужасов войны».

Для Александра III узы брака были нерушимы, а дети являлись вершиной супружеского счастья. Когда 1 июня 1882 года родилась Ольга на всех колокольнях Петергофа ударили в колокола. Через час сто один выстрел орудий, установленных на бастионах Петропавловской крепости в Петербурге, оповестил о радостном событии жителей столицы. Помчались депеши по телеграфным проводам, в каждом большом и малом городе Империи загремели орудийные залпы.

Olga-Aleksandrovna-v-detstve
Ольга с мамой Марией Федоровной.

Большая часть ее детства прошла в Гатчине — в любимой резиденции Императора Александра III. Он был первым Императором, который жил в Гатчинском дворце после убийства Императора Павла I в 1801 году.

В Гатчинском дворце насчитывалось 900 комнат. Когда-то эти земли были подарены Екатериной II своему фавориту Григорию Орлову. После смерти князя Григория Орлова вся Гатчинская вотчина была выкуплена императрицею у наследников Орлова за полтора миллиона рублей и пожалована наследнику Павлу.

Отец вставал в семь утра, умывался холодной водой, облачался в крестьянское платье, сам варил кофе в стеклянном кофейнике и, наполнив тарелку сушками, завтракал. После трапезы садился за рабочий стол и принимался за свой труд. В распоряжении у него была целая армия прислуги. Но он никого не беспокоил. В кабинете у него были колокольчики и звонки. Он не звонил в них. Некоторое время спустя к нему приходила супруга, два лакея приносили небольшой столик. Муж и жена завтракали вместе. На завтрак у них были крутые яйца и ржаной хлеб с маслом.

Крохотная Царевна обожала оставаться наедине с отцом, сразу после завтрака.

— Отец был для меня всем. Как бы ни был он занят своей работой, он ежедневно уделял мне время. Когда я подросла, у меня появилось больше привилегий. Помню тот день, когда мне было впервые позволено поставить Императорскую печать на один из больших конвертов, лежавших стопками на столе. Печать была из золота и хрусталя и очень тяжелая, но какую гордость и восторг испытывала я в то утро. Я была потрясена тем объемом работы, которую Папа приходилось выполнять изо дня в день.

Думаю, Царь был самым трудолюбивым человеком на всей земле. Помимо аудиенций и государственных приемов, на которых он присутствовал, каждый день на стол перед ним ложились кипы указов, приказов, донесений, которые ему следовало прочитать и подписать. Сколько раз Папа возмущенно писал на полях документов: «Болваны! Дураки! Ну, что за скотина!»
Aleksandr-III-s-semej
Семья императора Александра III. Ольга в центре с отцом, Александром III. Слева направо: Великий князь Михаил, Императрица Мария Фёдоровна, Великий князь Николай (Николай II), Великая княгиня Ксения и Великий князь Георгий. 1888

Самые теплые воспоминания Ольги Александровны связаны не с роскошью и великолепием придворных церемоний, а с утренними встречами с отцом.

— Отец обладал силой Геркулеса, но он никогда не показывал ее в присутствии чужих людей. Он говорил, что может согнуть подкову и связать в узел ложку, но не смеет делать это, чтобы не вызвать гнев Мама. Однажды у себя в кабинете он согнул, а затем разогнул железную кочергу. Помню, как он поглядывал на дверь, опасаясь, как бы кто-то не вошел!
Крушение царского поезда в Борках

Ранней осенью 1888 года, 29 октября длинный Царский поезд шел полным ходом на Кавказ. День был пасмурный, шел мокрый снег. Около часу дня поезд подъезжал к небольшой станции Борки. Император, Императрица и четверо их детей обедали в столовом вагоне. Неожиданно поезд резко покачнулся, затем еще раз. Все упали на пол. Секунду или две спустя столовый вагон разорвался, как консервная банка. Тяжелая железная крыша провалилась вниз, не достав каких-то нескольких дюймов до голов пассажиров. Все они лежали на толстом ковре, лежавшем на полотне: взрывом отрезало колеса и пол вагона.

Krushenie-tsarskogo-poezda-v-Borkah
Крушение царского поезда в Борках

Первым выполз из-под рухнувшей крыши Император. После этого он приподнял ее, дав возможность жене, детям и остальным пассажирам выбраться из изувеченного вагона. Это был поистине подвиг Геркулеса, за который ему придется заплатить дорогой ценой, хотя в то время этого еще никто не знал.

Миссис Франклин (няня, княгиня называла ее Нана) и маленькая Ольга находились в детском вагоне, находившемся сразу за столовым вагоном.

— Хорошо помню, как со стола упали две вазы из розового стекла при первом же ударе и разбились вдребезги. Я испугалась. Нана посадила меня к себе на колени и обняла. Послышался новый удар, и на них обеих упал какой-то тяжелый предмет. Потом я почувствовала, что прижимаюсь лицом к мокрой земле…

Сила второго взрыва была так велика, что ее выбросило из вагона, превратившегося в груду обломков. Она покатилась вниз по крутой насыпи, и ее охватил страх. Кругом бушевал ад. Некоторые вагоны, находившиеся сзади, продолжали двигаться, сталкиваясь с передними, и падали набок. Оглушительный лязг железа, ударяющегося о железо, крики раненых еще больше напугали и без того перепуганную шестилетнюю девочку. Она забыла и про родителей, и про Нана. Ей хотелось одного — убежать подальше от ужасной картины, которую она увидела. И она бросилась бежать, куда глаза глядят. Один лакей, которого звали Кондратьев, кинулся за нею вслед и поднял ее на руки.

— Я так перепугалась, что исцарапала бедняге лицо, — призналась Великая княгиня.

Из рук лакея она перешла в отцовские руки. Он отнес дочурку в один из немногих уцелевших вагонов. Там уже лежала миссис Франклин, у которой были сломаны два ребра и серьезно повреждены внутренние органы. Дети остались в вагоне одни, в то время как Государь и Императрица, а также все члены свиты, не получившие увечий, стали помогать лейб-медику, ухаживая за ранеными и умирающими, которые лежали на земле возле огромных костров, разведенных с тем, чтобы они могли согреться.

— Позднее я слышала, что Мама вела себя, как героиня, помогая доктору как настоящая сестра милосердия.

Так оно и было на самом деле.

Убедившись, что муж и дети живы и здоровы, Императрица Мария Федоровна совсем забыла о себе. Руки и ноги у нее были изрезаны осколками битого стекла, все тело ее было в синяках, но она упорно твердила, что с нею все в порядке. Приказав принести ее личный багаж, она принялась резать свое нижнее белье на бинты, чтобы перевязать как можно больше раненых. Наконец, из Харькова прибыл вспомогательный поезд. Несмотря на всю их усталость, ни Император, ни Императрица не захотели сесть в него, прежде чем были посажены все раненые, а убитые, пристойно убранные, погружены в поезд. Число пострадавших составило двести восемьдесят один человек, в том числе двадцать один убитый.

Причина катастрофы так и не была установлена следствием. Все были уверены, что крушение произошло из-за халатности Железнодорожного полка, в обязанности которого входило обеспечивать безопасность Императорских поездов, и что в железнодорожном полотне находились две бомбы. По слухам, руководитель террористической группы сам был убит при взрыве, но доказать это определенно не удалось.

— Мне было всего шесть лет, но я почувствовала, что над нами повисла непонятная угроза. Много лет спустя кто-то мне рассказывал, что когда я кинулась бежать от изувеченного вагона, то все время кричала: «Теперь они придут и убьют нас всех!» Это вполне вероятно. Я была слишком молода, чтобы что-то знать о революционерах. «Они» имело собирательное значение, слово это обозначало какого-то неведомого врага. … Именно тогда я стала бояться темноты.

***

Aleksandr-III-s-semej
Семья императора Александра III
«Самые ценные уроки в жизни»

— Отец так любил находиться в кругу семьи, но зато как жалел тратить часы на разного рода официальные развлечения! В этом он походил на Петра Великого. Отец ненавидел всякую показную роскошь. Ему ничего бы не стоило осыпать драгоценностями своих детей каждое Рождество, но вместо этого все мы получали игрушки, книги, садовые инструменты и прочее.

Настоящими праздниками были те дни, когда, услышав, как часы на башне дворца бьют три раза, Великая княжна и ее брат Михаил получали сообщение о том, что Его Императорское Величество изволит взять их с собой в гатчинские леса.

Мы отправлялись в Зверинец — парк, где водились олени — только мы трое и больше никого. Мы походили на трех медведей из русской сказки. Отец нес большую лопату, Михаил поменьше, а я совсем крохотную. У каждого из нас был также топорик, фонарь и яблоко. Если дело происходило зимой, то отец учил нас, как аккуратно расчистить дорожку, как срубить засохшее дерево. Он научил нас с Михаилом, как надо разводить костер. Наконец мы пекли на костре яблоки, заливали костер и при свете фонарей находили дорогу домой. Летом отец учил нас читать следы животных. Часто мы приходили к какому-нибудь озеру, и Папа учил нас грести.

Ему так хотелось, чтобы мы научились читать книгу природы так же легко, как это умел делать он сам. Те дневные прогулки были самыми дорогими для нас уроками.

***

АЛЕКСАНДР III - МИРОТВОРЕЦ. РЕДКИЕ ФОТОГРАФИИ ВЕЛИКОГО ИМПЕРАТОРА
Александр III с детьми поливает деревья в саду. Конец 1880-х гг
Озорной мальчишка

Как была сказано ранее, отец княгини Ольги очень быстро уставал от шумных компаний и пышных мероприятий. Зачастую, в нем просыпался настоящий озорной мальчишка. Его проказы запоминались многим, как например случай в датском Фреденсборге, где собирались свыше восьмидесяти представителей наиболее могущественных королевских семейств Европы.

— Мой отец был охоч до всевозможных шалостей. То, бывало, поведет нас к мутным прудам искать головастиков, то в сады Апапа (дедушка) воровать яблоки. Однажды он наткнулся на садовый шланг для поливки и направил его на шведского короля, которого мы все недолюбливали. Папа участвовал во всех наших играх, из-за него мы опаздывали к трапезе, но никто нас не корил… У меня было такое чувство, что во взрослом мужчине продолжает жить мальчишка.

***



Продолжение следует...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments