nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Categories:

Великая передача. Великие йогины


В то время существовали одна тысяча и девять городов. В городе Лангпой Цал родился Вималамитра. А в городе Камалашила на востоке Индии родился Джнянасутра. Позднее они жили среди пятисот буддийских ученых в Бодхгайе, в Индии. Из всех ученых эти двое были самыми умными и использовали свой ум должным образом. В одной из предыдущих жизней они были детьми брахмана Сраты и из-за кармической связи, существовавшей в том предшествовавшем рождении, жили в большом ладу.

Однажды в жаркий день, гуляя неподалеку от Бодхгайи по Дамбуй Цал, украшенному душистыми цветами, они почувствовали усталость. Продолжая идти по тропинке, они услышали голос с небес. Одновременно взглянув вверх, они увидели достославного Ваджрасаттву, который восседал там подобно сияющей радуге.

Он обратился к ним так: "Внемлите, сыны благородного происхождения! Хотя на протяжении пятисот своих последних рождений вы были пандитами и практиковали благородные учения, вы всё еще не достигли цели Тайной Мантры. Если хотите в этой жизни стать буддами и прекратить возникновение зависимых скандх, ступайте к китайской святыне дереву Бодхи".

Вималамитра, необычайно воодушевленный этими словами, тут же вернулся домой, в город, взял свою чашу для подаяний и отправился в путь. Придя к китайскому дереву Бодхи, он встретился с ученым Шрисингхой. Святой учитель был чрезвычайно добр и в течение двадцати лет давал ему устные наставления и учения внешних, внутренних и тайных тантр, но самих текстов не дал. С радостью в сердце Вималамитра вернулся в Индию.

Повстречав на окраине индийского города Гачжедги Цал ученого Джнянасутру, Вимала рассказал ему о своих переживаниях.

"Где живет это подлинное проявление татхагаты?", спросил Джнянасутра, и Вимала рассказал, где тот живет. "Немного энергии у меня есть", подумал Джнянасутра и отправился в Китай. Благодаря своим магическим способностям он совершил девятимесячное путешествие за один день.

Обойдя вокруг китайского дерева Бодхи, Джнянасутра огорчился, потому что гуру там не оказалось. Он обыскал все окрестности, но Шрисингхи нигде не было. Джнянасутра помнил, что говорил Вималамитра, но Шрисингхи просто не было там.

Очень высокая черноволосая женщина, глядя прямо на бывшее жилище Шрисингхи, несла на спине сосуд с водой. Природа одарила ее белоснежными зубами и бирюзовыми ресницами. Морщинки посередине лба образовывали вишваваджру. У нее был прекрасный цвет лица, а в руке она держала попугая. То была дакини Гонсем Чамма. Она обратилась к Джнянасутре с такими словами: "О счастливец! Если желаешь высшего окончательного учения, оно возникнет в тебе в Траши Триго!"

Тогда Джнянасутра отправился в этот величайший из городов, расположенный в центре Китая. В Траши Триго было по две тысячи и пять врат в каждом из направлений: на востоке, юге, западе и севере. Одно из десяти тысяч святилищ было многоэтажным, и в нем обитали десять тысяч монахов буддийской общины. Там было десять тысяч лошадей, слонов и других животных, а еще были птицы и музыкальные инструменты.

Но и там Джнянасутра не встретил гуру. Он очень опечалился и, подумал: "Мне не везет, должно быть у меня недостаточно заслуг!"

Пока он размышлял о том, что не нашел гуру, на северо-восточном выступе крыши появилась дакини Чома. У нее было львиное тело, покрытое пятнами, павлинья шея и уродливый лик; а в руке она держала жезл, на который были насажены три черепа. Дакини обратилась к нему с такими словами: "Слушай, счастливец! Прямо сейчас гуру идет по Данти. Тебе чрезвычайно повезло, потому что он будет на кладбище Силчжед, что к северу отсюда. Дакини любят тех, кому предстоит что-либо свершить, и заботятся о них. Ты должен пойти туда. Во всеблагое время ты получишь учения Тайной Мантры". Так дакини Чома ободряла Джнянасутру.

Прибыв туда, он встретил Шрисингху, поднес мандалу из драгоценностей, сделал простирания, обошел вокруг и попросил: "Прошу принять меня в ученики". Шрисингха в облике нагого Брахмы поднялся с трона и, храня молчание, вышел из комнаты, сложенной из черепов. Он поднял три пальца вверх и устремил взгляд в небо. Тогда Джнянасутра подумал, что он принят на три года. Поняв это, Шрисингха трижды почесал голову.

После этого Джнянасутра три года сидел, повторяя все, что бы ни делал гуру: подносил мандалу, растирал тело, звонил в колокольчик, складывал руки. По истечении трех лет Джнянасутра простерся перед Шрисингхой, обошел вокруг, поднес ему тридцать восемь мер золотого песка и попросил: "Гуру, пожалуйста, прими меня". Но Шрисингха девять лет не давал ему устных наставлений. Тогда у Джнянасутры возникла мысль. Решив, что должны существовать какие-то тексты, дающие доступ к этим учениям, он повторил свою просьбу. Шрисингха удовлетворил его просьбу: показал книги, скрытые под храмом дерева Бодхи. Одиннадцать лет он давал поясняющие учения. Затем, когда сердце Джнянасутры исполнилось удовлетворения и он выглядел совершенно счастливым, Шрисингха спросил:

- Ты действительно доволен?

"Я совершенно доволен", - ответил Джнянасутра.

"Цель не в этом", - сказал Гуру.

Джнянасутра подумал, что должно существовать некое очень глубокое наставление, показывающее путь этих учений, поэтому он снова обратился к гуру с просьбой.

"Для этого необходимы посвящения", - ответил тот.

И вот в храме Траши Триго Шрисингха даровал ему обычное развернутое посвящение, а потом на протяжении трех лет давал непревзойденные тайные наставления.

"Есть книга, в которой это написано, - сказал гуру. - Ты получишь ее, когда придет время".

Всем сердцем усвоив учения, Джнянасутра решил обратиться с просьбой. Он стал подумывать о возвращении в Индию, но потом понял, что, если вернется в эту страну сейчас, смысл учения Будды останется ему неведом. Почувствовав это, он решил обратиться к гуру и попросил:

- Я хочу получить истинное переживание.

"Чтобы получить истинное переживание, нужно иметь полные посвящения, - ответил гуру. - Это постепенный процесс".

Тогда в безлюдной местности Шрисингха полностью даровал ему сжатое посвящение. Затем на вершине великой горы Косали Джнянасутра в течение года практиковал разделение сансары и нирваны.

После того, как Шрисингха полностью даровал очень сжатое посвящение, Джнянасутра испытал необыкновенное понимание. А тщательно выполнив в течение месяца практики предельно сжатого посвящения, он обрел власть над своим умом.

На протяжении шестнадцати лет Джнянасутра испытывал эти переживания и видел практики, которые выполнял его гуру. Иногда Шрисингха выполнял упражнения по задержке дыхания, а иногда вел себя как тигр или буйвол, умастив обнаженное тело кровью и жиром. Он втыкал в очень длинные волосы перья, брал в правую руку меч, а в левую наполненный кровью череп. Он пил кровь и бродил по кладбищу.

Однажды он накинул на тело тигровую шкуру и сел верхом на быка. На нем была шляпа мирянина, а в руке грохочущий барабан из черепов. Скитаясь по кладбищам, он выполнял различные практики. Иногда на благо существ он практиковал с множеством взаимосвязей земли, воды, ветра и огня.

Однажды по приглашению Палчжина, царя Хотана, Шрисингха поселился в шелковом доме шестирукой львиноголовой богини Кармо. Когда он вошел под три шелковых зонта на втором этаже, шесть могущественных сыновей демонов-ночжин затопали ногами и убежали прочь. Через семь дней после того, как Шрисингха вернулся оттуда, раздался страшный шум. Джнянасутра взглянул вверх и увидел, что его святой учитель сидит в небе, в шаре из сияющей энергии. Лишившись чувств, Джнянасутра упал на землю. Когда он очнулся, шар сияющей энергии в небе сверкал еще ярче. В ясном небе повсюду гремел гром и отдавался эхом с невероятной силой. На поверхности содрогающейся, волнующейся и колышущейся земли Джнянасутра увидел бесчисленное множество золота, серебра, цветов и музыкальных инструментов. "Это знаки того, что мой гуру вышел за пределы страдания", - подумал Джнянасутра и горько заплакал:

- Увы! Если учитель, пламя светильника, угас, кто рассеет тьму мира?

Сам Шрисингха передал ему свой последний завет под названием "Семь гвоздей". Положив его на ладонь Джнянасутры, он сказал:

- Книги Ньингтиг находятся в Таши Триго, в колонне храма Самле. Отправляйся жить на кладбище Бхасинг.

К этому времени со времени паринирваны Будды миновало девятьсот восемьдесят четыре года.

"Поступлю так, как велел гуру", - решил Джнянасутра. Поэтому он достал тайные книги, обернул их в шелковую ткань, вверил на хранение китайцам Темин Цогдагу и Семзанг Палдро и отправился на кладбище Бхасинг.

Кладбище это находилось довольно далеко к востоку от Бодхгайи. С севера, с черной горы, похожей на спящего слона, стекала река. С юга, с горы, похожей на стоящего желтого тигра, доносился запах сандаловых деревьев. На западе, на горе, похожей на застывшего в прыжке льва, находились гнезда гаруды. На востоке, на горе, похожей на лик Брахмы, росли целебные травы. Посередине, где было все необходимое и желанное, находилась ступа Сонам Дзогпа. Она была построена из меди, железа и драгоценных материалов, а главной ее опорой было похожее на змею сандаловое дерево, крона которого образовывала навес из множества лотосовых листьев. Средняя часть его описывала круг, на котором были выложены кольца из небесно-голубых самоцветов. Основание его было обнесено ярусами, походившими на закрытый лотос, а самый нижний ярус тесно примыкал к дереву царя Сенги. Все ветви дерева переплетались, как свободно раскинутая сеть из бирюзовых камней, образуя замысловатый узор. На нижних ярусах было множество животных, которые жили на кладбище в окружении многочисленных богинь. Пространство над ними было заполнено множеством преданных мирянок, державших опахала. Над ними обитали многочисленные семейства волшебных птиц.

Прямо к югу от ступы, в пределах слышимости звука, находились священные ворота с хрустальными изображениями мирских божеств. В воротах был Яма Бардо, черный, со спутанными волосами, клыками и глазом, торчащим из огромного живота. Его окружала тысяча свирепых мирских демониц-мамо.

Над Ямой располагался божественный владыка Цундари, который сотрясает мир. Обнаженный, с волочащимися по земле окровавленными волосами, он сидел верхом на осле. Из глаз его валил дым, изо рта вырывалось пламя, в правой руке он держал трезубец с насаженными на него человеческими трупами, а в левой сосуд. Его окружали восемьсот сонмищ демонов, чье дело пить кровь живых. Были там и терпящие мучения духи, которые нарушили свои обязательства. Но жившим на этом кладбище существам были по вкусу разнообразные плоды, что росли на деревьях, и они не жаждали плоти и крови.

На востоке, посреди домов из сочащихся человеческих голов, путешествовала по трем измерениям на гаруде ученая Палгьи Лодро. Она была совершенно нагая, с пятью лицами темно-красного цвета, а ее свернутую косу обвивала гирлянда из черепов. В пяти правых руках она держала колесо, лотос, копье, труп ребенка и стрелу, в пяти левых монаха, льва, волка, кинжал и лук. На ней были различные кладбищенские принадлежности, а прислуживала ей тысяча живших там дакини мирного нрава.

На юге царица дакини, желтая Семма, ездила на Цогдаге ("Хозяин собрания", эпитет старшего сына Махешвары - прим. русского переводчика). У нее была одна голова, две руки и крылья из бирюзы и лазурита. Нагая и свирепая, в правой руке она держала череп, наполненный чангом из молока свиньи, а в левой - символы просветления. У нее были косые глаза, а лицо покрыто шрамами. Ее окружала свита из тысячи дакини.

На западе нагая Барма Ченмо с подобранными волосами держала в правой руке ваджру, а в левой - длинный аркан. Она ездила на животном в сопровождении тысячи могущественных дакини.

На севере зеленая нагая Самантабхадри с распущенными волосами держала в правой руке сову, а в левой - сокола. Она ездила на волке в сопровождении тысячи карма-дакини.

На северо-востоке обитала Мекьер Логги Тренгва Дзинпа. Нагая, зеленая, с подобранными волосами, в правой руке она держала связку мечей, а пальцем левой руки делала указующий жест. Она ездила на буйволе в окружении семи кровожадных демониц-мамо.

На юго-востоке нагая бледно-голубая Шавари с распущенными волосами, держала в руках огромный гниющий труп и ездила на голодном слоне. Ее сопровождали семь слуг, вырывавших внутренности из тел.

На юго-западе нагая бледно-голубая Траг Чжингмо с волосами, завязанными сзади узлом, держала в руках львиный стяг, пронзительно кричала ХУМ и в свете луны ездила на трупе. Ее сопровождали семь поедающих плоть демониц.

На северо-западе темно-коричневая Чагмема с единственной прядью волос, закрученной справа налево, с единственным глазом, одновременно видящим три тысячи миров, с одним зубом, отсекающим корень жизни нарушителей обетов, держала в единственной руке все ужасные болезни. Единственной грудью она одновременно вскармливала всех существ, а единственной ногой охватывала сансару и нирвану. Ее сопровождали семь демониц смерти, жаждущие плоти и крови.

Еще на этом кладбище были бесчисленные виды четвероногих животных и несказанное количество демониц-чародеек. К югу от него в центре из драгоценностей на тигрином троне сидел в позе лотоса Джнянасутра. Посреди различных знамен и опахал, под раскрытым зонтом из перьев он делал величественный жест. Он давал дакини очень подробное учение Ньингтиг.

В это время сам Вималамитра ездил по кладбищу Тачунг на синем быке, держа в руках зонт из опахал. Его верхняя одежда была наброшена на правое плечо. Однажды, когда он по-настоящему углубился в практику, дакини Палгьи Лодро воззвала к нему с небес: "О счастливец! Если больше чем прежде хочешь глубоких наставлений Ньингтиг, ступай в лес великого кладбища Бхасинг". С великим рвением Вимала радостно отправился на кладбище Бхасинг и ощутил необыкновенно сильное почтение к Джнянасутре, сидевшему, как было описано выше. Несмотря на то, что прежде они были равны, и на то, что он был учителем этого гуру, Вималамитра, не задумываясь о том, кто важнее, простерся перед Джнянасутрой и обошел вокруг него. Поднеся дары, он сказал:

- О святой! Поскольку ты, несомненно, воплощаешь учения, которые не похожи ни на одно из прежних, я хочу идти по твоим стопам.

Кивнув, Джнянасутра выпустил из отверстия меж бровей девятьсот девяносто пять сияющих лучей.

Вимала очень удивился, но святой сказал: "Ничего удивительного нет", и обратил взгляд в небо.

По всему небу магически возникли проявления самбхогакаи. В распоряжении этого святого, будды во плоти, были бесчисленные виды различных учений, и он полностью вышел за пределы страданий, туда, где уже больше не могут появиться омраченные эмоциями скандхи.

"Есть замечательные наставления, которых ты не получал прежде, - сказал он. - Поскольку ты действительно жаждешь их получить и принадлежишь к благородной линии, я дам тебе полностью четыре посвящения".

Когда Джнянасутра даровал подробное их, отверстие между бровей Вималамитры ярко засверкало, это был знак свершения.

После того как Джнянасутра в течение года передавал в святилище сжатое посвящение, из отверстия между бровей и Вималы пошел дым, и это был тоже знак свершения. Затем на вершине горы Сочжед Вимала шесть месяцев практиковал разделение сансары и нирваны.

После того как Джнянасутра полностью даровал очень сжатое посвящение, Вималамитра испытал необычайное переживание и на кончике его носа появилась похожая на каплю белая буква А - знак свершения.

После того как Джнянасутра в течение шести месяцев передавал предельно сжатое посвящение, Вималамитра на тайном уровне пережил высочайшее состояние природы ума. Тогда обоим этим высокообразованным людям было по сто три года.

Во время первого посвящения Джнянасутра давал учения из книг первых трех циклов. Во время второго посвящения он давал учения из непревзойденных книг тантры. Во время третьего посвящения он давал сопутствующие устные наставления. Во время четвертого он полнейшим образом передал различные сжатые сущности наставлений Ньингтиг. Прошло четырнадцать лет, и Вимала устранил все сомнения.

К тому времени с момента паранирваны Будды Шакьямуни минуло девятьсот девяносто четыре года. На сей раз Джнянасутра учил методу полного выхода за пределы страдания, где загрязнения не могут возникнуть. Преобразив свои скандхи, он заполнил небо светом. Вималамитра упал без чувств. Придя в себя и взглянув вверх, он увидел, что гуру сидит в небе в шаре из сверкающей энергии. Все сияющее небо было заполнено зонтами из священной субстанции, знаменами победы, флагами и тому подобными предметами. Он увидел, что вся земля заполнена различными божествами и людьми. В великой печали он зарыдал: "О, горе! Если учитель, пламя светильника, угас, кто рассеет тьму мира?"

Джнянасутра высунул по локоть правую руку и положил в правую руку Вималамитры шкатулку, обильно усыпанную пятью разными самоцветами. И тогда, без каких-либо дальнейших объяснений, просто настроив свой ум, Вималамитра безошибочно уловил истинный смысл. Он покинул кладбище, дабы довести до созревания то, что еще не созрело. Полностью рассеяв все страхи и поклоняясь святому Будде, он в сопровождении сонма дакини вступил на заключительный путь.

http://www.kunpendelek.ru/library/buddhism/articles/buddhism-history-canons/3637/


Джнянасутра
Tags: дзогчен, история, передача
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments