nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Category:

Зи. История из Ладакха

Про камни Дзи (Зи, Гзи) наверняка слышал каждый мало-мальски интересующийся культурой тибетского буддизма. В двух словах - это таинственные и могущественные тибетские талисманы и обереги, из агата и халцедона с естественным или искусственно нанесенным рисункрм, происхождение которых овеяно массой красивых легенд. Носят Дзи на шее на веревочке, часто в обрамлении двух кораллов, камушков бирюзы или агатиков.
Старинным камням Дзи может быть намного более ста-трехсот лет, и, как и все настоящие Дзи они изготовлены и освящены тибетскими монахами. Цена таких камушков может составлять нескольких тысяч долларов. Такие Дзи обладают очень высокой энергией и стоить могут как небольшой дом), но пользоваться ими нужно с крайней осторожностью, так как эти Дзи могут содержать старую застоявшуюся энергию, либо - усиливать проявление кармических ситуаций, доставшихся по наследству от прошлого владельца.

Это входные данные, а теперь - наша история.

Наша история началась с того, что в Ладакх приехала Кристина и показала мне висящий у нее на шее на ниточке камушек Дзи, который я подарила ей 2 года назад во время большого тура по Ладакху. В то время у меня был некоторый запах этих камушков, не старинных, но хороших, разных и купленных у очень доброго человека, и я раздавала эти камушки - кому-какой подходит, участникам наших фототуров.
Ок.

Сама я как-то ни разу так и не дошла до ношения Дзи на шее, вроде бы и выбирала под себя, но носить не получалось - красной ниточки от нашего Ринпоче Бакулы мне всегда вполне хватало на все мои случаи жизни и ничего другого не хотелось.

Но тут я, посмотрев на Кристину, всерьез задумалась - ну, вроде как, нам тоже надо.
Вечером зашла в антикварный магазин к нашему другу Ашрапу и сказала, что мне очень нужны два Дзи - по-настоящее, для нас самих.

- Зайди через пару дней? Принесу те, что у меня дома - может чего и понравится? - ответил Ашрап.
Безусловно, я зашла через два вечера: в магазине Ашрапа в тот момент толпилась куча французов, я присела в уголке, Ашрап протянул мне газетный кулек, в котором пряталась горстка Дзи, я развернула, разложила на стекле витрины, и мой взгляд моментально выхватил два камня - практически одинаковые, один - светлый, второй - темный, явно парные камни, чем-то очень похожие друг на друга, но по энергетике - таки разные.
Я честно перебрала-рассмотрела все остальные камушки из кулечка, но взгляд и руки тянулись именно к этим Дзи. В итоге, я перестала сопротивляться желанию забрать их с собой, к своему камушку подобрала еще два красненьких, а Макс - ну сам зайдет позже, подумалось, и сам выберет себе в обрамлении бирюзу.

Так у нас появились наши Дзи.



Почему эта история на фоне фотографий Ладакха?
Потому что, не смотря на полную загруженность этого сезона, я таки успеваю отсматривать и даже кое-что разбирать из фотографий и, безусловно, хочется показать).
И потому что история чисто ладакхски-занскарская - по тому как она происходила и продолжает происходить.
Фотографии из разных мест-событий-состояний, все - Ладакх.

Ладакк: туры, фототуры и треккинги по Ладакху.

Итак, история про наши Дзи.
Получила и забрала я камни во время посвящения Калачакры.
В тот вечер, ознакомив Ашрапа со своим выбором, я естественно спросила про Хау мач? - сколько-то вот за эту парочку?)
Ашрап повращал глазами на французов - мол, видишь - и так дурдом полный, и предложил зайти как-нибудь потом - ну, как время будет, там и поговорим, иди, мол, иди.
С Ашрапом у нас история знакомства и отношения - долгие, деньги давно перестали быть чем-то определяющим для нас, и спокойно зная, что договоримся так или иначе, побрела с камнями домой радовать Макса.
Макс камушкам действительно как-то порадовался, сразу приноровился к своему темненькуому - я никак не комментировала, мне любопытно было - что он выберет.
Но вот одевать камушки на веревочки мы не стали в тот вечер - захотели сначала расплатиться за них с Ашрапом, да и почистить-напитать энергией и взяли с собой наших Дзи на следующий день на Калачакра Пуджу. 

Ладакх, Малый Тибет, Индия.

Небольшая справка: в Тибете описываются несколько версий возможного происхождения камней-оберегов Дзи - вот некоторые из них:
1. Есть поверье, что Дзи являются живыми существами, которые сразу превращаются в камни, как только их кто-либо из живых страдающих существ Тибета впервые увидит - с этого момента они окаменевают и начинают оберегать того, к кому попадают. 
2.По другой версии изъяны, которые есть в любом Дзи, например - мелкие сколы, трещинки, позволяют предполагать, что высшие сущности и боги избавляются от них, сбрасывая их на землю, когда они изнашиваются-повреждаются или от них откалывается кусочек.
3. Еще есть предание, что Дзи - это сокровища легендарного царя Гесара из Линга, который в свою очередь получил их в качестве трофея из сокровищницы царя Персии
4. Или вот, существует легенда, что камни Зи это окаменевшие плоды дерева исполняющего желания. И, соответственно, способствуют исполнению желаний своего владельца-носителя.
И это только малая толика бродящих по Тибету версий возможного происхождения Дзи.

Ладакх: горы Ладакха. Тибет, Индия. Туры в Ладакх.

На следующий вечер после того как я прибуду домой с камнями, Макс подойдет к Ашрапу и спросит про цену: Ашрап поулыбается, поотмахивается, ой, типа, потом-потом, когда будет время, не горит совсем, ну что вы так торопитесь - потом, после Калачакры, зайдете как-нибудь.
В итоге камни пройдут с нами посвящение Калачакры, они будут путешествовать с нами, завернутые в старую газету от Ашрапа, на Калачакре мы будем разворачивать кулек, выкладывать камушки на поверхность рюкзака, так чтобы дышали энергией, и снова убирать во внутренний кармашек по окончанию пуджи.
Сразу после Калачакры мы уедем на Пангонг, и Дзи опять поедут с нами.

Фото Ладакха: долина Инда. Туры по Ладакху.

Потом начнется череда случайностей: мы будем каждый день говорить друг-другу, что вот надо сегодня обязательно зайти к Ашрапу, поговорить о камнях вообще и о наших камнях в частности, и обязательно записать его рассказ на диктофон.
Но каждый раз, проходя, мимо Ашрапа и, здороваясь с ним, мы будем либо без диктофона, либо - все будут заняты, то у Ашрапа полный магазин туристов, то мы - уставшие до последних сил, а то просто при попытке поговорить о камнях на нас будет нападать дремота-пустота и нежелание открывать рот ни на какую тему.
Также периодически мы будем пытаться извиниться перед Ашрапом за вот такое длинное "не получается", но он будет по-прежднему отмахиваться и говорить - потом-потом.
В итоге, Дзи начнут путешествовать с нами по всему Ладакху: на высокогорные озера, на Танец Цам в Карзоке, в Да, на пуджи - везде.
Все это время они будут жить в верхнем кармане рюкзака Макса.
Ок.

Тиксей Гонпа, Ладакх. Туры в Ладакх.

Но, долгожданное "потом" неожиданно настанет - перед отъездом в Занскар, направляясь домой, я неожиданно почувствую готовность говорить о камнях и мы зайдем к Ашрапу.
Диктофона с собой не будет, но и это не остановит в тот вечер.
Магазин Ашрапа тоже будет непривычно пустой - у него в это время нормой толпа.
Мы удобно рассядемся втроем, и я начну жаловаться Ашрапу на камни: на то, что каждый раз, когда я хотела поговорить с Ашрапом о камнях, в моей голове как срабатывал замок и я начисто забывала о них, или вдруг чувствовала такую усталость, что языком не повернуть.
Ашрап будет довольно улыбаться и кивать головой: Да, да-да, все правильно).

Будда Шакьямуни, Тиксей Гонпа, Ладакх, Малый Тибет, Индия.

Я расскажу о том, что мы почитали о камнях Дзи вообще - то, что наскребли в инете, и что я вдруг испугалась одевать свой камень - а кто был его владельцем и откуда вообще этот камень, ведь совсем не новый?
- Да, да, да - опять с улыбкой.
Я буду рассказывать Ашрапу о своих ощущениях от наших Дзи: что им надо проветриться, продышаться энергией, попутешествовать, и что я периодически чувствую себя перевозчиком для наших камней.
Я буду говорить много, быстро, выплесну Ашрапу все, что до этого лениво, без образов думалось, а потом, уже сама поняв рассказанное и немного обалдев от этого - в конце своего рассказа я всерьез пойму, что совершенно не знаю, что делать со своим Дзи, попрошу Ашрапа - расскажи об этих камнях, пожалуйста? 

Тиксей Гонпа, Ладакх, Малый Тибет. Туры в Ладакх.

И Ашрап начнет рассказывать.
Я вот все-таки попрошу как-нибудь его повторить эту историю на диктофон - со всеми его паузами, интонациями, хотя нет, видекамера тут точно будет лучше.
А пока вкратце тогда услышанное.
Сам Ашрап получил эту историю от Рангджунг Ригпе Дордже - Кармапы 16, в Сиккиме, откуда он собственно и родом и где часто бывает зимой:
Камни Дзи появились на тибетской земле 25000 лет назад.
Было это так: на тибетские земли в тот год пала большая засуха, и земля ничего не родила, наступил голод, сильный голод.

Буддийский монастырь Тиксей Гонпа. Туры в Ладакх, Индия.

Пошли тогда тибетцы к китайцам и попросили: Помогите! Гибнут старики и дети, нечего есть.
Китайцы спросили - а что вы можете дать взамен? Какие драгоценности?
Но у тибетцев не было ничего.
И обратились они тогда за помощью к магик-мену (магу) Замбале.
(Тут Ашрап для убедительности подвинул к нам деревянную фигурку этого мага. Стояла у него на видном месте на стеклянной витрине прилавка. Спрашивается - чего она в тот вечер там стояла? Обычно у него все по многочисленным полочкам магазина аккуратно расставлено, а тут на витрине, прямо под рукой стоит.)
- Видишь - у Шамбалы (Замбалы) в левой ладони - мышь?
- Вижу.
-Так вот, Шамбала приказал той мыши помочь тибетскому народу. Мышь спрыгнула с руки Шамбалы, упала на землю и ее начало рвать камнями: так появились у тибетцев камни Дзи, которые помогли пережить им тут засуху и голод. 

Монастырь Тиксей Гонпа, Ладакх. Паломнические туры по Ладакху.

Ок.
Про камни Дзи вообще - понятно.
А что с нашими камнями? Откуда они?
Ашрап пожимает плечами: - Купил. Купил лет 30-40 назад. У людей. Люди продавали, я - купил.
С тех пор камни у меня дома лежали, не трогал, забыл, ты спросила - вспомнил.
Замечательно. 
Замечательно уже хотя бы потому, что так долго лежали: иногда Время - лучшее, что может очистить.
С другой стороны подтверждается мое ощущение, что камни - как залежались, что им свежей энергии хочется.

Буддийский монастырь Тиксей, школа Гелуг. Туры в Ладакх, Тибет.

Ползем дальше - спрашиваю:
Ашрап, а что нам с камнями-то делать?
- Попробуйте одеть, - отвечает.
- Вот одень сначала на 24 часа и посмотри - какой день у тебя будет: если все нормально - оставь еще и наблюдай, что происходит, там посмотрим - приживутся камни или как. Наблюдай внимательно. Я - продолжает Ашрап - и деньги не хочу за них брать, вы сначала со своими камнями в отношениях определитесь: если вдруг захочешь вернуть, приноси - заберу, в общем - тестируй камень. Или с Ламой Тсерином (мы тут все друг-друга знаем) поговори о камнях, покажи ему - может быть, он чего-нибудь скажет. Но лучше - экспериментируй, так быстрее разберешься. А там - посмотрим.
Чудесная в общем инструкция.
В этот день, вернувшись домой, мы начали одевать камушки на веревочки: я на веревочку с руки от Ринпоче Бакулы, Макс - на Калачакровскую красную ниточку - идея Макса, в общем-то - да, так, вроде как, безопаснее показалось.
Мой камушек оделся на веревочку легко и свободно, в обрамлении агатиков, я все это повязала себе на шею - нетяжело и вроде бы удобно, не мешает, и отправилась спать.
На следующее утро мы уезжали с группой в фототур по Занскару. 

Росписи стен буддийского монастыря Тиксей Гонпа, Ладакх, Тибет, Индия.

Дальнейшая история развивалась так, что, если бы не я сама ее проходила, то сочла бы за любопытную фантазию.
В ту ночь - первую ночь с камнем, до этого даже ненадеванные, они в Максимом рюкзаке жили - так вот в ту первую ночь, мне приснилось, что я по случайности убиваю какого-то незнакомого мне человека - явно тибетца, не нарочно убиваю, скорее не помогаю выжить, все как-то по неловкости в той ситуации происходит, нелепо, случайно. И, увидев, что тибетец мертв, совершенно не понимаю, что с ним делать - и прячу в сундук. И дальше какая-то зависшая атмосфера в том сне: неловкости, непонятно-неожиданной ситуации - никто-никого убивать не собирался, в общем - какое-то тошнотное ощущение от всего - как в страшном сне. Но не сон то был, а вполне реальная жизнь, и еще - в той жизни я была всеми сразу: и тем кого убили, и тем, кто убил, потому что не помог выжить, и окружающими их людьми, и самой атмосферой той реальности.
Проснувшись, первое, что я сделала еще в полусне - это схватила, лежащие на столе ножницы и перерезала веревку с камнем.

Буддийский монастырь Стагна Гонпа, Ладакх. Туры в Ладакх.

Не знаю, что руководило мной в то утро и почему я не оставила свой Дзи дома: я положила ниточку с камушком в карман своей фотосумки и мы вместе уехали в Занскар. С тех пор камни ночевали в моей комнате, возле меня.
И мне постоянно снился этот сон, ну или скажем вариации на тему этого сна - пять ночей подряд.
Обычно болтушка, я никому не рассказывала об этих снах - просто ближе к ночи как бы закукливалась в кокон ожидания: и не то чтобы я чего-то ждала, нет, это не было и любопытством, это было просто возникающим состоянием, приходящим само по себе с наступлением сна.

Бутанский монастырь Стагна, ладакх. Фототуры в Ладакх, Индия.

Возможно это было связано с камнем Дзи, вероятнее всего это было связано с камнем Дзи - но я не убирала камень из своей сумки и наблюдала - что произойдет дальше: ну, сколько же мне можно одно и тоже показывать?
Периодически я пыталась найти ассоциативные ряды в моей жизни, которые были бы прототипом, метафорой этого сна, но они не обнаруживались - слишком уж много было в этом сне явно не моего, такого, что я никогда не видела и не чувствовала.
Еще мне иногда думалось, что надо бы рассказать про этот сон Максу и Провишу, но как-то не находились слова, а дни в Занскаре были перенасыщены событиями, встречами, фотосъемками, новыми знакомствами - за всем этим сны мои бледнели и растворялись в дневном ритме жизни, забывались днем.
А потом мне приснился другой сон: произошло это в ночь перед утренней пуджей в Стонгей Гонпе, у любимого Ламы Лобзанга.
Ложились мы в ту ночь рано - утром подниматься в 5, думалось о Ламе, о том, что гелуговские гонпы - таки родные, как дома себя там чувствую, дышится мне там легко что ли), о многом думалось - но все с Ламой Лобзангом связанном. 

Дорога на озеро Тсо Морири, Ладакх, Тибет. Туры в Тибет.

В ту ночь мне приснились две женщины, стоящие у окна: за окном - легкий снег, чуточку порошит. Женщины стоят и смотрят на дворец напротив, дворец тут скорее в тибетском смысле, и по архитектуре, и по обустроенности коммуникаций - свет еле-еле тлеет возле дворца. Общая атмосфера того пространства скорее напоминает старый Гангток, что-то очень близкое - но не из того, что я видела во время прибывания в Гангтоке, а больше - по какому-то знанию, или ощущению.
Я знаю, что женщины - это мать и дочь. Я знаю, что во дворце живет их муж и отец. Я знаю, что он живет с молодой талантливой танцовщицей, и я знаю, что стоящие у окна женщины - тоже танцовщицы.
Я также знаю, что старый мужчина, живущей во дворце - стар, болен, и, возможно, скоро умрет, умирает.
Я знаю, что женщины стоящие у окна в случае его смерти останутся совсем без ничего, и именно этой их ненужностью, неприкаянностью будущего, неопределенностью пропитана вся та реальность.
Мать слегка наклоняется к дочери и говорит: "Если бы ты танцевала, если бы ты танцевала как она, если бы ты была гениальна - он бы никогда не ушел от нас..."

Фотография горных массивов Ладакха. Туры в Тибет.

В том, что говорит мать - не упрек, это горечь, это потому что надо что-то сказать в ситуации, где эти женщины лишены всего.
Чувствую на этих словах всплеск эмоций у дочери - не вина, нет, другой - желание все исправить, единомоментно, сейчас же. Девушка с криком, не голос - так кричит что-то внутри: - Папа, я буду танцевать! - бросается к выходу и дальше кружения - по снегу, от дома, где осталась мать ко дворцу отца.
Я чувствовала как она движется по снегу, я чувствовала холодный воздух, я чувствовала как она пыталась поймать связь с отцом, я чувствовала мать - опять была ими всеми в той реальности, ими всеми одновременно.
А потом я неожиданно выпала из того сна: вдруг мне стал снится мой город детства - я стою возле дороги и ловлю машину, надо добраться почему-то до детской поликлиники) - ну, совсем нелогично).
Дальше - зазвонил будильник, и мы отправились на пуджу в Стонгей Гонпу.

Фото дороги на озеро Тсо Морири, Ладакх, Тибет, Индия.

Пуджа была большая, со всеми ламами Стонгей Гонпы, начинала пуджа большой период, когда в течение 1,5 месяцев такие пуджи читаются ежедневно.
Проходила пуджа возле Протекторов, в храме Защитников Дхармы.
Часа два.
Прибыла я в тот день в Стонгей Гонпу в полном своем фото-обеспечении: после пуджи планировалось, что поскольку все ламы собрались, то я их пофотографирую - с хорошим светом и для больших хороших портретов, соответственно моя фото-сумка, в кармашке которой лежал Дзи, всю пуджу простояла в Гонпе, т.е. тоже как бы и Дзи присутствовал.
Во время пуджи я как-то замедитировалась, не что-то специальное, а просто закрыв глаза всей собой слушала ту пуджу, и в какой-то момент самой-собой, без моих фантазий и вмешательств, увидела-почувствовала картинку, что Лама Лобзанг стоит напротив меня и как световым лучом-корридором отсекает от меня ненужное - людей, события, вроде как чистит светом, и так прозрачно-светло в этом потоке.
Сидела-наблюдала за этим.
Потом открываю глаза: ух, ты - а Лама Лобзанг точно напротив меня сидит, рукой машет через всю гонпу, улыбается, а в начале пуджи его тут не было.
Заулыбалась, помахала рукой в ответ).

Окрестности высокогорного озера Тсо Морири, Ладакх, Тибет, Индия. Туры в ладакх.

Потом, после пуджи и фотосъемки, когда мы будем ехать в гости к королю Занглы, я по дороге в машине впервые расскажу мальчишкам о моих снах, и о том - какой сон приснился сегодня, да, поначалу рассказывать будет не очень просто - но слова, сначала туго, но - найдутся, а потом и вовсе разболтаюсь и буду обсуждать детали оформления комнаты, дворца, предметы быта и еще раз для себя выясню - ну, точно не из моей нынешней жизни.

Буддийские барабаны в монастыре Сток Гонпа, Ладакх, Тибет.

С той ночи мне перестанут снится сны, ну сны-то снится будут, но обычные, другие, не требующие этого состояния закукленности в кокон, отстраненности, просто мои обычные сны - насыщенные событиями, как попури прошедщего дня и всплывших во время него переживаний-ощущений, т.е. все в общем-то вернется в норму.

Слияние рек Инд и Занскар, Ладакх. Туры в индийский Тибет.

Еще раз, уже когда мы будем ночевать в Каргиле, на обратной дороге в лех, вдруг посреди моего нормального сна среди кучи действий, происходящих в нем, всплывет мысль, что магия - не мой Путь, что как-нибудь обойдемся просто любовью, тут другая энергетика и мне ее более, чем достаточно.
Макс со своим камнем будет общаться более, чем спокойно - просто носить его на ниточке, данной на посвящении Калачакры, снимать на ночь, иногда оставлять в комнате днем.
На мой вопрос: - И как твой Дзи тебе? - ответит очень кратко: - Пока вопросов к камню нет.

Фотография рек Инд и Занскар, Ладакх. Туры по Ладакху.

По возвращению в Лех я вечером встречусь на улице с Ашрапом, рвану к нему с новостью: - Ашрап, я не ужилась с Дзи, я верну его завтра тебе!!! И дальше расскажу вкратце всю историю - от первого сна, и как я наутро срезала нитку с камнем до других снов.
Ашрап улыбнется и я скажу, что прийду с камнем завтра вечером.
Ашрап согласно покивает).
Но, завтра вечером у меня не получится прийти, и особой причины для этого "не получится" - не будет, просто не сложится).
Не сложится и на второй вечер после нашего приезда из Занскара, и опять для этого не будет особой причины.
А потом мне позвонит Лама Тсерин, просто так - давно не виделись, и не перезванивались - в Занскаре наши симки не работают, позвонит и мы договоримся встретиться-попить чай, посмотреть фотографии из Занскара, и уже потом я подумаю, что было бы уместно показать Ламе Тсерину наши камни и спросить, что он об этом всем думает).

Фотография окрестностей буддийского монастыря Пьянг Гонпа. Туры в Ладакх.

Из того, что я точно почувствовала - это то, что контакт, какой-то непонятный мне контакт с моим Дзи у меня есть.
Но сейчас я точно знаю, что я до конца не верю в это, и совершенно не представляю - чего мне делать с этим камнем.
Как и для чего его использовать - действительно совсем не представляю), никаких идей.
Носить чего-то на шее, кроме ниточки от Ринпоче Бакулы - точно лениво и не хочется.
Иногда мне кажется, что мы с моим Дзи вполне на равных общаемся: камень тоже в некотором недоумении от меня - чего такое ему со мной делать и от чего оберегать? и пока использует меня как средство для путешествий-транспортировки, для проветривания застоявшейся энергии, для посещения мест-событий, в которых можно новой, свежей, хорошей энергией подпитаться.
Как нам общаться - мы пока не совсем понимаем, особо обереги я не ношу, и даже оберег, сделанный мне Ламой Тсерином стабильно лежит на полочке в моем шкафу, рядом с фотоаппаратами.
Не знаю, пока для меня непонятная ситуация, но ведь камни пришли к нам.
И еще, когда я думаю об этом обо всем, в моей голове всплывает мысль, что все-таки - магия - не мой Путь, пусть даже и такая защитная тибетская магия, и не потому, что это - хорошо или плохо, нет - просто не мое, не дает мне быть собой, искажает мой Путь.

Роза из нашего сада в Лехе, Ладакх. Туры в Ладакх.

Еще в это время я вспоминаю Спитук Гонпу, Ламу Тсерина, Ринпоче Бакулу, Геше Ниму, других лам и ни у кого из них - нет никаких оберегов.
И в общем-то это для меня пока самый веский аргумент, хотя и не совсем логический.
В общем - пока совсем не знаю, чего дальше будет с этим моим Дзи и как наши отношения сложатся, но отдать его пока не получается), может - не Время).
И еще - очень любопытно).
Камни Дзи пока лежат - оба, вместе - в моей комнате на полочке над рабочим столом.
Посмотрим).

Спитук Гонпа, Лех, Ладакх.

Буддийский монастырь Спитук Гонпа, Лех, Ладакх, Северная Индия.

Все фотографии кликабельны до большого размера.



https://phototour.pro/topics/energo/dzi/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments