nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Category:

"Но панцирь внутрь убрав, ты обретаешь стержень"

Я прохладно отношусь к т. н. культурному Владивостоку, меня не трогают вопли местечковых культуртрегеров. Здесь безусловно много людей способных, местами талантливых, но действительно выдающихся, на мой взгляд, нет. Сам я по своему профилю не участвую в местной жизни вообще - литераторы и музыканты мне не интересны. Ни по отдельности, ни тем более - как общности. Думаю, культурная жизнь в форме общностей и их проектов это явление почти биологическое)). Люди сбиваются в стаи, им нужно поддерживать друг друга общением. Это нормально. Меня более интересует другое - самостояние в пути. Быть нужным миру можно быть лишь в меру художественного самостояния и фактической глубины в этом, а не декларативно. А общности и их мнения относятся как раз к последнему.

Я часто раньше писал, что трудно осознавать своё истинное положение зерна, которое предназначено к гибели для роста того, что уже не будет признано твоим. В культуре, как правило, мало людей, честно осознающих своё предназначение превратиться в почву для будущего. Всем хочется состояться индивидуально, хочется иметь историю. Даже в общности люди входят именно с такой целью.

На этом фоне мне показался интересным вот этот человек - даже вне оценки его работ. Важна позиция, а качество работ достаточно, по крайней мере, для того, чтобы утвердиться в этой позиции.



О школе и образовании: "Художник — это видение, это тот, кто создаёт. А создавать, когда в голове мысли другого художника, мне кажется невозможным. Поэтому я учусь не у кого-то, я учусь у самого себя.

Каждый человек индивидуален, как отпечатки пальцев. Если пытаться подражать общепризнанному, человек не проиграет, но потеряет себя. В искусстве так же. Был шанс развиваться в академической живописи, но я понял, что не смогу ощущать себя художником. Мои работы ценились бы выше, но это был бы не я. Тем более, на фоне сильных мировых фигур, это как до Луны пешком.

Искренне рад, что не пошёл в институт, и меня не сломали. Моё мышление работало бы в академических категориях. Я же свободный художник, работаю в рамках собственного видения. Меня даже судить никто не имеет права. Мои картины могут просто нравиться или нет".



"Художник — это тот, кто создаёт. Поэтому картины я пишу не по памяти или с натуры: образы возникают непосредственно в процессе работы.

Например, когда рисую девушек, не рисую их лица. Во-первых, если рисовать лицо, это будет определённая девушка, и через два-три просмотра надоест. Во-вторых, стараюсь нарисовать не женщину, а женственность, как образ или символ".



"Я никуда ничего не выставляю. Меня специально нет в соцсетях или салонах. Галереи предлагают взять работы, но я отказываюсь. Смысл, который хочу донести до всех: переход — это не стрёмно (он работает в подземном переходе - прим).

Прохожие считают, что полубомжеватый мальчик для того, чтобы поесть, продаёт картины. Есть ассоциация, что бутик, салон, картины за пластиковой дверью — это круто, за это можно переплатить. А если пластиковой двери нет — это стрёмно. Полагаю, что галереи и арт-салоны мне немножко уступают, просто это более модно. Мимо меня проходят тысячи человек в день, туда если 20–30 человек зайдёт, то хорошо. Галереи перестали быть актуальными.

Кроме того, я нигде ничего не выставляю, чтобы привязать публику, заставить приходить и смотреть работы вживую. Раскидываться везде не считаю правильным".



"Достичь успеха в сфере академического письма очень трудно. Успехом я считаю настоящее признание: без рекламы и пиара, когда человек просто работает и к нему приходит слава. Не только среди ценителей, но и простых людей.

Я хочу стать успешным, но это вторично. В первую очередь, я хочу получать удовольствие. Так и выходит: живу и получаю. В моём понимании, человек должен быть настоящим. И если слава придёт — это замечательно. Но жить ради неё — уже не искусство".



"Искусство — это не модно. Слово «художник» — символ бедности. ...Может нехорошо так говорить, но я считаю, что много известных художников просто раскручены.

...Однажды девушка показала мне картины Марка Ротко. Как правило, на его работах три цвета, выглядит всё как фон и на нём четырёхугольники других цветов. Работы его стоят 70–80 миллионов долларов. Я считаю, что это бред, который просто раскручен. Из-за таких художников обыватели перестают интересоваться живописью".

Использован материал отсюда: http://vladivostok3000.ru/people/24391-pryamaya-rech-ulichnyj-xudozhnik-vyacheslav-zubkov-vo-vladivostoke/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments