nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Хороший анекдот. В старинном смысле))...

Пишет любезный нам
John Shemyakin


Все мы прекрасно знаем, что замысел "Ревизора" Гоголю подарил Пушкин. Есть даже подходящий к "Ревизору" эпизод в биографии Александра Сергеевича, на который все литературоведы указали пальцем. Пушкина в его поездке по исследованию пугачёвского бунта опередило НЕКОЕ ПИСЬМО, в котором ПРЕДУПРЕЖДАЛИ местных, что Пушкин-то не прост, поездка с историческими целями для отвода глаз, так что берегитесь.

А я считаю, что идея "Ревизора" разлита в воздухе моей страны. И кружит головы не только городничим и председателям уездных судов, внушает надежды не только купечеству и вдовам.

С 30-х годов 18 века Россией старательно управляли наши трофейные иностранцы. Мы взяли этих иностранцев в качестве трофеев и оставили на хозяйстве. Время от времени, конечно, мы совершали патриотические перевороты и свергали "засилье" иноземцев. Но всякий раз выходило, что за всеми патриотическими нашими переворотами стояли какие-то другие иностранные рожи. И свергать немцев ехали другие немцы.

Потом на троне у нас, наконец, оказалась Екатерина Алексеевна. И тема иностранного засилья несколько поутихла. Попробовал один природный казак Емельян Иванович поколебать традицию иностранного засилья. Вернуть Руси её первозданность росную. Пересёк для этого западную границу Российской империи с сопредельной территории, под видом раскольника легализовался в приграничной области, получил чистый паспорт и двинулся в глубь родной земли, стараясь лишний раз не обнаруживать факт, что говорит довольно прилично на немецком, имеет немецких родственников и полюбил Германию.

Екатерина Алексеевна для улучшения управления страной выписывала себе талантливых немцев. Выписала себе великого Бемера. Лучшего юриста из Пруссии. Сманила у Фридриха Великого. Назначила Бемера вице-президентом юстиц-коллегии. Жалование генеральское. Плюс от себя доплачивала 600 рублей в год. Плюс подарила дом с обстановкой, выезд парадный и выезд простой, полное государственное снабжение продовольствием: сахару канарского пять пудов в год, 700 бутылок бургундского и стерляди, стерляди, стерляди. Пришел Бемер на приём - ему сразу шапку из морского бобра. Зашел подписать документы - яхту презентовали небольшую. Фридрих Великий в своём Сан-Суси яблоневые листочки кусал от услышанного, как этого Бремера обхаживают.

Естественно, что Бемер стал пользоваться успехом у всех решительно в Санкт-Петербурге. Курлдянское дворянство делегацию отправило: молить о защите от притеснений. Московское купечество обозами слало. Столбовое дворянство в очередь. Рюрюковичи с Гедеминовичами локтями друг друга. Княжеские короны под ногами катались. На графские и внимания никто не обращал.

Сам Бемер по русски не говорил, а по немецки и писать отказывался. Исключительно латынь. Пришлют на согласование документ про торговлю рыбными брюшками, через два месяца Бемер выдавал трактат о семи частях на латыни. Трактат сей вносили в юстиц-коллегию бережно. Клали на стол. И молча смотрели на сей памятник мысли до полугода, не решаясь открыть, не то что прочесть. Иной париком лоб оботрёт, пальцами дотронется до черной обложки и сразу в отставку. Общее воспаление.

Фридриха в Потсдаме еле откачали, как услышал про такое.

Постепенно груда трудов Бемера росла. Отвели специальную комнату под них. Дежурного при двери установили. Дверь опечатали. Стоит дежурный. Над ним икона с горящей лампадой. Окна задёрнуты непроницаемо. Тень от дежурного. Смена два раза в день. Парадным шагом и палаши.

Первым тревогу забарабанил санкт-петербургский почт-директор (почмейстер). Письмо вскрыл бремеровское. До этого в своём "черном кабинете", который вскрывал всю иностранную корреспонденцию, подделывал все почерки, все печати, все шнуры с кольцами мог расшнуровать тончайше, почт-директор недоумевал, а что это Бемер никакими интригами не занимается? Не злословит? Не порицает российские порядки? Не выдает государственный тайны? Не входит в сношение с родным прусским посольством? Не стучит французам? Не берёт денег от шведов? Что за адов конспирасьист?! Голубей что ли подученных посылает? На яйцах куриных кислотой? Или шифрует и вписывает между строк лимонным соком с крысиной мочой (недавно ведь только начали - еле-еле метод нашли для обнаружения)?! Как такое может быть?!

А тут Бемер письмо написал! По волокнам это письмо зубами на почте. На просвет, не нагрев, на прощупывание. Грели над эликсирами. Протирали составами. Два академика из здания через Неву на лодках неделю туда-сюда: всё шифр распутывали.

Ни-че-го. Слезящимися от кислоты глазами почт-директор смотрел в небо. В руке испачканной "гамбурской смесью" чуть истрепанное исследованиями письмо замминистра юстиции повисло. Губы шепчут. С моря влажный ветер треплет букли. В Неве пытаются выплыть на челне два математических академика.

Потом почт-директор на подпись бремеровскую смотрит. И вот тут и началось всё: чтение письма вслух в Зимнем дворце, немая сцена, обмороки, нюхательные соли, купидоны скрывают глаза крылами, искусанные под перстнями пальцы, явление караула со штыками.

Мы не того Бемера выписали! Надо было Boehmer. Этот был маститый! Генинг Бемер! Шутка ли! А приехал к нам Behmer какой-то. Какой-то профессор, господи. Для кого старались?! Шушеру какую-то, фитюльку. К самому сердцу.

Фридрих Великий в своем Сан-Суси аж в пляс пустился. Любил такие шутки старичок наш Фриц.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments