nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

«Экстремизм» живет в голове у судьи. Проверено...



Петербуржца вызвали на допрос в следственный комитет по делу об экстремизме из-за размещенного на странице в «Вконтакте» изображения. Мужчине пообещали, что в случае отказа за ним приедет «отряд полиции». Камнем преткновения стала картина картины члена художественной секты «Колдовские художники» Васи Ложкина «Шестая часть суши», которую суд внес в список экстремистских материалов.

Николай Копейкин, член художественной секты «Колдовские художники»:

У нас «сказочная страна», почему этот мужчина оказался виноват? Картина такая же экстремистская, как весь наш российский народ. Как и наши законы. Вася же ничего не выдумывал, он назвал вещи понятиями из «сленга», существующего на территории РФ.



Общественная палата хочет ввести цензуру в искусство. По большому счету, негласная цензура уже давно действует. Я сотрудничаю с галерами и музеями, могу сказать так – если это небольшая частная лавочка, то, как правило, там всем пофиг. Если это гос.учреждение или большая галерея, даже если она частная, то там не пофиг – они изначально ставят требования, например «нельзя изображать первых лиц государства!». У нас нет даже закона такого – можно изображать их или нет! Так вот эти галереи опережают законодательство и цензуру. Люди сами боятся того, чего еще нет.

«Мы этого не хотим», – вот такая аргументация. Вот и все. У них эта цензура живет в голове. «Экстремизм» живет в голове у судьи, который признал картину экстремистской. По большому счету, в искусстве можно много о чем спорить. Споры в искусстве – это хорошо. А вот так… «картина признана экстремистской» – это безапелляционно! У нас сразу бьют наотмашь. А что нам делать с русским языком теперь? Но существует же слово «чурка», оно имеет несколько значений. Одно из них, согласен, обидное по отношению к большой категории граждан, граждан России. Все произошедшее – последствия, изымите это слово из русского языкf! Что для этого нужно сделать – расстрелять русский народ, чтобы он больше не говорил это слово? А может быть представителям меньшинств, которые к нам приезжают, следует вести себя как-то по-другому, как в гостях?



Понимаете, у нас как – не понравилось чье-то творчество – идут и сразу подают в суд. Это нормально что ли? Чем у нас судьи вообще должны заниматься? Когда выпускают на свободу тетку, которая наворовала миллиарды рублей. Но зато чувака, который просто репостнул картину, уверен, что он даже и понятия не имеет, входит ли она в списки экстремистских материалов, ему сейчас БАМС и припаяют пару-тройку лет.

...С одной стороны хорошо, что искусство играет такую большую роль в жизни людей, но за искусство нельзя сажать. Судьи, которые все это придумывают, они сами преступники. Они совершают преступление против человечности. Против фантазии. А фантазия – это такой суп, бульон эманаций, из которых рождаются новые идеи. Вася Ложкин, человек очень ироничный, рисуя эту картину, задумал какую-то каверзу против тех, кого он назвал этим словом? Боже упаси! У него и в голове такого не было. Он жонглирует теми понятиями, которые существуют в нашем мире. А они существуют, хоть ты тресни! Повторюсь, можно запретить такие слова. А что делать, если человек использует его постоянно? Расстрелять? Посадить? А если сажать, то на сколько лет – на два года? Получается, если ты сказал такое слово, то посадят на два, а если убил кого-то – то на три. А того, кто обворовал полказны – того выпустим.

Плоды священной "борьбы невежества с несправедливостью" (С) Жванецкий



http://art1.ru/2016/10/25/nikolay-kopeykin-sudi-priznavshie-kartinu-lozhkina-ekstremistskoy-sami-prestupniki-57079
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments