nandzed (nandzed) wrote,
nandzed
nandzed

Categories:

Уменьшить расстояние между нами и нашим источником



Исторический Лахор – город моголов на севере Пакистана. Здесь жил всемирно известный кавваль (певец-суфий) Нусрат Фатех Али Хан, умерший в августе 1997 г. – за день до того, как это интервью прозвучало на радио БиБиСи “World Service” в передаче из цикла “Песни суфийских мистиков”.

– Скажите, что это значит – быть каввалем? Чем именно занимаются суфийские певцы-каввали?
– Тот, кто возглашает “кавль”, называется “кавваль”, – так говорят наши старейшины, суфийские святые древности и все великие мастера.

Когда кавль (“возглашение”) принимает форму песни, оно становится каввали.

Обязанность певца-кавваля – уменьшить расстояние между Творцом и творением. Тем, кто ощущает себя отделенным от своего истока, посредством каввали можно напомнить об их истинных корнях. Это и надлежит делать певцу-каввалю.

– Что вы ощущаете, когда исполняете каввали?

Признак хорошего певца-кавваля: что бы он ни пел – он растворяется в этом. Если я исполняю определенный вид стихов, кому бы они ни посвящались – их реальность передо мной. Они поглощают меня, становятся частью моей жизни, и слушатели ощущают это – в том смысле, что здесь возникает момент осознавания: они осознают, что я передаю все свойства этого стиха, о чем бы он ни был и кому бы он ни посвящался. Признак хорошего певца-кавваля или любого другого музыканта – это его способность погрузить своих слушателей в реальность изначального послания, которое заключено в песне. Хороший кавваль во время исполнения сам исчезает. Он просто становится средством передачи послания. Если певец перенимает особенности исполняемого стиха, тогда и слушатели с легкостью воспринимают послание.



– Без сомнения, вы – самый известный кавваль в мире. Как уживается ваша слава и вызванное ей почитание с образом жизни суфия?

– Имя, слава, богатство, почитание – всё это дары Аллаха. А в остальном мы, каввали, по преимуществу, принадлежим к факирам (нищим). Это наше истинное место. И только по милости Аллаха мне дарована известность, богатство, слава и уважение. Однако для того, чтобы быть достойным человеком, нет нужды ни в одном из этих свойств. Что делает тебя достойным человеком – так это сочувствие другим людям и отсутствие заносчивости по поводу своего таланта или славы. А самое важное – никогда не задевать чьи-либо чувства, ведь если ты заденешь чье-либо сердце, ты причинишь боль Богу, ибо в сердцах всех людей обитает Бог. Так говорят в Пенджабе.

– Пенджабская традиция возглашений-каввали очень популярна. Как вы объясняете то, что ее очень тепло принимают не только в Пакистане, но и во всем мире?

– Изначальный язык возглашений-каввали – персидский, язык Ирана. Каввали происходят из Ирана, Хорасана, Афганистана, Турции и т.д. Из этих областей мистики пришли в Индию, где они впитали местную культуру и древнеиндийские языки, такими как брадж бхаша и пурби (восточные диалекты средневекового хинду). Со временем форма пения каввали добралась и до Пенджаба и обрела здесь своеобычный колорит – особенно благодаря стихам ранних пенджабских поэтов, таких как Баба Фаридуддин Гяндж-и Шакар, Дата Гяндж-и Бакш и Баба Буллхе Шах. В Пенджабе послание обрело большую глубину и стало еще более привлекательным, поскольку пенджабское наречие, пенджаби, само по себе отличается особой непосредственностью. На пенджаби можно изъясняться очень емко, точно и непосредственно, что не всегда возможно на других языках, и эта непосредственность весьма близка суфийской концепции истиннности. Поскольку цель каввали – уменьшение дистанции между Творцом и творением, то когда она исполняется на пенджаби, реальность, которая осеняет слушателей, воспринимается чисто и непосредственно, каковы бы ни были ахваль (духовные состояния) слушателей.

–Отчего каввали столь популярны у западного слушателя?

–Изначально каввали слушали только в Индии и Пакистане. Я, и позднее Хаджи Гулям Фарид Сябри из братьев Сябри, были первыми, кто принес их на Запад. Важно заметить, что послание, которое объединяет их, – это основополагающее суфийское послание мира и любви. Существует еще и ритм. Никакой другой музыке не присуща ритмичность каввали – вот в чем причина их популярности во всем мире. Это – тот язык музыки, который является всеобщим. И этот язык понятен везде.



– Ощущаете ли вы разницу при исполнении каввали на концертах – и в естественной для них атмосфере: на махфил-и сэма (собрание слушателей) или у суфийского даргаха ( святыни)?

– Истинное место для каввали – у святынь великих суфиев, даргахов, или в ханаках, которые являются особыми центрами для встреч членов суфийского братства под руководством мастера или назначенного им шейха. Где-либо еще, в любой другой ситуации, каввали становятся просто средством развлечения – наравне с любой другой музыкой. Это стало популярным, и на этом уровне находятся тысячи слушателей, поскольку ныне стало модным устраивать каввали по социальным поводам, таким как свадьба или вечеринка. Надлежащие каввали можно исполнять только в ханаке суфийского мастера или у захоронения покойного мастера. Однако сейчас каввали исполняются на общественных мероприятиях. Всё же всегда есть надежда затронуть какие-то струнки посетителей подобных вечеринок.

– И всё же что вы ощущаете, когда люди воспринимают это просто как развлечение?

Времена меняются, и мы вместе с ними. Каввали стали столь популярными и распространенными, что каждый слушатель относится к ним соответственно своему уровню. И здесь ничего не поделаешь. Слушатель может лишь отозваться на каввали соответственно своему уровню осознания.

Журнал Суфий, № 37, весна 1998, с. 16-19.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments