November 9th, 2021

Сегодня малый день дакини. Доброе утро!))



Главная комбинация

Огонь-вода - "Разрушение". Отнимает жизнь. Благоприятна для нанесения поражения врагу. В этот период создаются условия для насылания проклятий, колдовства, подкладывания ядов и т.п.

Большая комбинация

12 "Друг". Встреча с другом.

Особая комбинация

"День добра" - все во благо.

Collapse )

«Коренное постижение благословенной и благородной Тары-Освободительницы»



ūrdhvajaṭā-mahā-kalpa-mahā-bodhisattva-vikurvaṇa-paṭala-visarā-bhagavatī-ārya-tārā-mūla-kalpa-nāma

«Коренное постижение благословенной и благородной Тары-Освободительницы», возникшее из бесчисленных глав магического проявления маха-бодхисаттвы, великого постижения Урдхаваджаты

Простираюсь перед благородным Авалокитешварой!

Так я слышал однажды.
Благословенный находился в глубине небес над вершиной Тары. [Вместе с ним] находилась мандала собрания бодхисаттв, что появилось неохватываемым умом чудесным образом.

Затем Благословенный сказал сынам богов семейства Шуддхавасы:

Слушайте, о сыны богов! Разъясню видья-мантру, что полностью формирует самадхи и поведение немыслимого магического проявления, чудесного проявления бодхисаттвы-махасаттвы Авалокитешвары, излечивает всех живых существ магическими проявлениями бодхисаттв мандалы совершенного освобождения как особенных магических проявлений, формирует долголетие, отсутствие болезней, могущество, полностью формирует колесницу ума. [Разъясню] ради пользы для всех живых существ и основание тайной мантры. Пусть будет услышано благим образом и осуществлено в уме! Я разъясню.

Затем Благословенному сказали:

Хорошо!

Затем эти сыны Шуддхавасы сложили ладони вместе и сказали, склонившись, следующее:

Благословенный! Бодхисаттвы-махасаттвы по-отдельности обретают особенные самадхи практики. Они осуществляют подавление в месте ваджрасаны, осуществляют подчинение демонов-мар. Полностью осуществляют поворот колеса Учения. Являют полное отречение всех шраваков и пратьекабудд. Рождаются как боги и люди. Полностью умиротворяют все страдания. Осуществляют устранение болезней у всех, кто отмечен бедностью и болезнями. Полностью завершают суть мантры ведения всего мирского и превзошедшего мир, практику тайной мантры, что осуществляет подавление величием, совершенное осуществление всех помыслов. Просим рассказать про это! Если все Татхагаты не говорят про отсутствие смысла, то и Благословенный придерживается любящего ума и любви по отношению к нам и всем живым существам! Просим рассказать того, [кто придерживается такого настроя]!

Collapse )

Кратчайшие дхарани

File:Manjushri japan.jpg

В тексте, составляющем начало Аватамсака-сутры и известном под названием Манджушри-мула-кальпа, Будда Шакьямуни инструктирует Манджушри в магических обрядах, компонентами которых являются мантры наряду с мудрами, мандалами и прочими ингредиентами ваджраянского ритуала. В главе 9-й восхваляется мантра Манджушри «кллихум» как «великий царь наук», включающий в себя все познания; с помощью этой мантры можно обрести все, разрушить мантры врагов и даже устранить последствия всех проступков прошлого, а в главе 14-й те же достоинства приписываются мантре «бхрум».

И в традиционном бурят-монгольском сборнике тарни (это произношение с акцентом слова дхарани) есть также кратчайшая "Дхарани одного мгновения", которую требуется начитывать постоянно в уме, она приписывается Манджушри:

              ОМ КШаНИМ



Тайную «мантру мгновения» хранить в полной тайне (то есть никому не говорить о том, что её практикуешь - прим. Нандзед Дордже), и все цели будут достигнуты, все дела завершены, надежды сущности всех Татхагат полностью реализованы. Если держать мертвый зуб и прочитать при этом мантру, то больные зубы больше не появятся. При глазных болезнях следует засыпать в глаза измельченную каменную соль, тогда болезни глаза будут отброшены. Если в теле человека застрял обломок оружия, то следует прочитать семь или сто восемь раз мантру, совершить обряд выкупа или смазать рану увядшим растительным маслом. В этом случае обломок оружия выйдет наружу. Если попросить еду, то будет дарована. В случае болезней распухания и удушья, лихорадки с поносом, если съесть собственно соль, каменную соль, либо какую другую соответствующую случаю, и прочитать семь раз мантру для избавления от недуга, в тот же день наступит излечение. Для изгнания вороньей болезни мозга следует прочитать очистительную, и наступит исцеление.


Все эти обетования действительны для того, кто реализовал силу дхарани и чист сердцем от нарушений обетов пратимокши и общей махаяны.
                                                                  
                                                                    САРВА МАНГАЛАМ!

Тибетский дзэн, буддийская магия и дуньхуанские рукописи


Тибетский дзэн, буддийская магия и дуньхуанские рукописи: интервью с Сэмом ван Шайком


— Вы ведь написали книгу по этой теме [«Тибетский дзэн»], верно?

— Совершенно верно! Довольно много лет спустя я решил снова обратить внимание на эту группу тибетско-дзэнских текстов и обнаружил нечто потрясающее. Есть эта знаменитая история — интересный исторический эпизод о диспуте, в котором китайский монах Мохэянь вступил в спор с индийским учёным Камалашилой в отношении вопроса, является ли просветление мгновенным событием или же его необходимо культивировать в течение длительного периода практики.

По крайней мере, таково повествование в ранних версиях данной истории. Не вполне понятно, кто в действительности вышел победителем в споре, кто оказался проигравшим, однако впоследствии [согласно победившему нарративу] становится (якобы) очевидно, что индийский монах «победил», и это стало, дескать, причиной, почему тибетско-буддийская традиция стала указывать Индию в качестве источника тибетского буддизма и почему именно индийские тексты были избраны для перевода.

Тем не менее, когда я читал дзэнские — тибетско-дзэнские — тексты из дуньхуанских рукописей, становилось очевидно, что это не вполне верное изложение этого эпизода, имевшее, вероятно, скорее пропагандистскую ценность, а не ценность исторической истины. В дуньхуанских рукописях присутствует текст о том же самом монахе Мохэяне, который также утверждает, что происходило нечто вроде диспута, но в действительности, согласно этому тексту, победителем стал именно китайский монах, и тибетский император заявил, что с учениями дзэн всё совершенно в порядке.

Таким образом, это было очень интересным случаем — очередной иллюстрацией того, как дуньхуанские рукописи проливают свет на исторические факты, передавая картину, отличающуюся от той, что мы получаем через сохранившуюся традицию преемственности.

Collapse )

Как возникающие в глазах цветные пятна...



Будда говорил: “Положение царей и правителей считаю я пылью. Мириады миров вселенной вижу я крошечными плодовыми семечками, а величайшее озеро Индии — капелькой масла у себя на ноге.

Мировые учения воспринимаю я, как магические иллюзии. Высочайшую идею освобождения понимаю я, как золотую парчу сновиденья, и вижу священный путь просветленных, как возникающие в глазах цветные пятна.

Медитацию вижу я, как горный столп, нирвану — как страшный сон среди дня. На суждения о зле и добре я смотрю, как на змеиный танец дракона, а на подъем и падение вероучений — как на следы времен года”.

Упая. Апокрифическая легенда



Однажды к Будде пришел человек и, коснувшись его ног, спросил, есть ли Бог? Извечный вопрос!

Будда посмотрел на него пристально и сказал:

— Когда я был молод, я очень любил лошадей и различал четыре типа. Первый — самый тупой и упрямый, сколько ее не бей, она все равно не будет слушаться. Таковы и многие люди. Второй тип: лошадь слушается, но только после удара. Много и таких людей. Есть и третий тип. Это лошади, которых не нужно бить. Ты просто показываешь ей хлыст и этого достаточно. Еще существует четвертый тип лошадей, очень редкий. Им достаточно и тени хлыста.
Говоря все это, Будда смотрел в лицо человеку. Затем он закрыл глаза и замолчал. Человек тоже закрыл глаза и сидел в молчании с Буддой. При этом присутствовал Ананда и что-то внутри него стало протестовать.

Он решил: «Это уж слишком! Человек спрашивает о Боге, а Учитель говорит о лошадях». Рассуждая таким образом внутри себя, Ананда не мог не видеть, какая воцарилась тишина, какое великое молчание! Оно было почти осязаемым. Ананда смотрел на лица Будды и человека, переживавшего трансформацию прямо у него на глазах! Будда открыл глаза, а человек просидел в таком состоянии еще час. Лицо его было умиротворенным и светлым. Открыв глаза, человек коснулся ног Будды с глубокой признательностью, поблагодарил его и ушел.

Когда он вышел, Ананда спросил Будду:

— Для меня это непостижимо! Он спрашивает о Боге, а ты говоришь о лошадях. Я видел, как он погрузился в глубокое молчание. Как будто он прожил с тобой много лет. Даже я никогда не знал такого молчания! Какое единение! Какое общение! Что было передано? Почему он так благодарил тебя? Будда ответил:

— Я говорил не о лошадях. Я говорил о Божественном. Но об этом нельзя говорить прямо. Когда я увидел, на какой лошади он приехал, я понял, что такую лошадь мог выбрать только истинный ценитель. Вот почему я заговорил о лошадях. Это был язык, который он мог понять, и он понял его. Он редкий человек. Ему было достаточно и тени хлыста. И когда я закрыл глаза, он понял, что о высшем говорить нельзя, о нем можно только молчать; и в этом молчании Оно познается. Это трансцедентальный опыт и он находится за пределами ума.

Цокньи Ринпоче: ответы на вопросы, уточняющие суть



Ученик: Пространство становится объектом?

Ринпоче: Да, осознающее качество начинает превращать пространство в объект. Себя оно воспринимает как субъект, а пространство — как объект. И это однозначно становится двойственным состоянием ума. Вероятно, все вы очень проницательные и поймёте этот момент сразу же, но поскольку я всё-таки не уверен, что вы его уяснили, то позволю себе повториться. А вы можете сказать: «Достаточно! Я понял это».

Есть несколько видов отвлечения: так называемые схожие отвлечения и несхожие отвлечения. Гораздо легче заметить несхожее отвлечение, потому что оно полностью отличается от ригпа. Если появляется схожее отвлечение, которое ощущается как ригпа, то его не так легко отследить. Когда пространство становится объектом, удерживаемым в уме, это превращается в состояние отвлечения, которое напоминает ригпа. Оно несильно отличается от него, потому что ригпа тоже пусто и просторно. Отличие состоит в том, что простор ригпа не является объектом, удерживаемым в уме. Простор ригпа очень естественен, открыт и свободен, но если мы превращаем широту пространства в объект, у нас формируется понятие простора, которое мы потом пытаемся поддерживать. Может казаться, что это ригпа, но это точно не так; это состояние отвлечения. Но, поскольку оно схоже с ригпа, его трудно заметить.

Как правило, из схожего отвлечения выбраться гораздо сложнее, чем из несхожего. Примером несхожего отвлечения может послужить злость, которая полностью отличается от состояния ригпа. Само её присутствие будоражит вас, и вы чувствуете: «Конечно, я сейчас отвлекаюсь». То же самое вы чувствуете, например, при сильной сонливости; вы можете легко почувствовать, что отвлеклись.

Collapse )