Нешёлковый путь

Квинтэссенция впечатлений, со временем потерявшая геометрию

Сегодня сильные становятся счастливы - если не отравлены гневом. Доброе утро!))
nandzed


Главная комбинация

Огонь-ветер - "Сила". Порождает счастье. Благоприятны действия для получения удовольствия, ритуалы, особенно умилостивление божеств, подаяние и подношение. Реализуются активности умиротворения, приумножения и влияния-покорения.

Большая комбинация

14 "Желание". Реализация дел, надежд и желаний.



Далее...Collapse )

:)))
nandzed

Ильич))
nandzed


Знаете, что было, когда Владимир Ильич был ещё октябрёнком? А он шнырял в темноте, шуршал занавесками. Нападал внезапно. Зыркал своим прищуром, о чём-то думая. И пил абрикосовый йогурт из блюдца.

Чогьям Трунгпа о бодхичитте
nandzed


Предельная бодхичитта подобна принципу абсолютной шуньяты. И даже при наличии принципа абсолютной шуньяты, в то же самое время, нам необходимо основное понимание всеохватного сострадания. Шуньята дословно значит «открытость», или «пустотность». Шуньята обычно значит «небытие». Когда вы начинаете понимать небытие, тогда вы можете позволить себе быть более сострадательным, более отдающим. Проблема заключается в том, что мы обычно хотели бы укрепиться на собственной территории и закрепиться на этом отдельном участке земли. Как только мы начинаем закрепляться на этой земле, у нас уже нет больше возможности отдавать. Понимание шуньяты означает, что мы начинаем понимать, что мы не можем заполучить себе никакой опоры, что мы полностью свободны, открыты. Мы осознаём, что мы в действительности не существуем. Нас нет — нет, конечно! Тогда мы можем отдавать. В этой точке есть много такого, чего нам нужно достичь, и нет ничего такого, что мы могли бы потерять. Это очень естественно.

...Природа Будды подобна сердцу, которое разбито и ранено мудростью и состраданием. Когда внешняя рана и внутренняя рана начинают встречаться и сообщаться, тогда мы начинаем осознавать, что всё наше существо целиком состоит из одного полностью больного места, которое называют «лихорадкой бодхисаттвы». Эта уязвимость и есть сострадание. У нас действительно нет больше никакой возможности защитить себя. Везде одна гигантская космическая рана - одновременно и внутренняя, и внешняя.

Далее...Collapse )

Проснись, сердце!
nandzed

Дедушка Бодхи. Пустота и нити мира

Когда-то у меня был сон ясности, где я летал в позе лотоса по монастырской школе выше голов, и вдруг мой Учитель погрозил мне пальцем. А сегодня вдруг вспомнил, как Учитель говорил, что научиться летать (на самом деле) гораздо легче, чем породить истинную бодхичитту. Почему говорится о такой трудности? Ведь, кажется, что порождение мысли сострадания к живым существам не может быть сложным, если чувствуешь и понимаешь, как им больно. Но читта это не совсем мысль, это не разовая флуктуация сознания. Бодхичитта - это пробуждённое сознание. Но это не мысль и не ум как поток мыслей. Иногда "читта" переводят как "сердце", средоточие любого существа.

Бодхичитту не стоит путать с состраданием как таковым. Бодхичитта - это сострадательная активность ума, прямо познающая пустотность всего.

Она требует много, в том числе решимости и мужества быть в непосредственной деятельной связи с самим собой и всем миром и при этом быть в равновесии.

Далее...Collapse )

!!!
nandzed

Медиа как социальная нервная система субъектом содержания не являются
nandzed
Суть медиа не в привлечении к раздумьям - они любят, чтобы им отвечали действием, реагировали.

Да, цепь почти совершенно рефлекторная, причем задействуя ум, но в качестве рефлекторного звена. Собственно, именно поэтому медиа оглупляют.

Любая толпа состоит из людей, и оперируя толпой, на самом деле влияют именно на людей. И ещё неизвестно, что важнее для манипулятора медиа - действия ли толпы или долгосрочный эффект уродования незрелых индивидуумов. Это стало истиной со времён Французской революции - когда появилась журналистика как таковая.

Изменить толпу нельзя, ее лишь можно на что-то сподвигнуть. Изменить можно людей - а вот их сподвигнуть трудно. Именно поэтому кто-то объединяет две функции - изменения и побуждения, объединяя людей в толпы посредством медиа. В этом смысле медиа - социальная "таблетка от всего". Но не пастырь - это понятие делателя, с особым бэкграундом откровения и инструментами предания. Медиа во многом система саморегулирующаяся и пластично-симбиотичная, и последствия этого иногда совершенно не просчитывают и даже в общем не понимают владельцы медиа. Они тоже в своеобразном тупом очаровании. Но никакого откровения для медиа нет и не было. И предания тоже. Это как нервная система - она тоже во всём участвует, но не является субъектом содержания.

Это как мозг вне воли делателя. Органы восприятия работают, что-то реагирует в уме, всплывают следы опыта, то-сё, но самосознания нет. Оно - прерогатива каждого человека. В этом смысле для меня остаётся недодуманной проблема народного самосознания.

Великие произведения не демократичны
nandzed

Для каждого адвоката, дантиста, риэлтора невозможно нарисовать «Взятие крестоносцами Константинополя».

Рынок искусства возник недавно. Возрождение знало заказ, но рынка не было. До семнадцатого века не существовало так называемого вторичного рынка — говорить об обороте произведений искусства было невозможно. Сравнительная стоимость выявлялась при обмене и вторичной продаже — а ни то, ни другое не практиковали. Никто не пытался перепродать Сикстинскую капеллу, картины Андреа Мантеньи не были меновым эквивалентом, Карл Пятый не обменивал свой портрет кисти Тициана на пейзаж Рубенса. Большинство произведений создавали для храмов и дворцов — продать их можно было лишь со стенами вместе, но это никому не приходило в голову. Великий скульптор Донателло с горечью констатировал, что величие искусства остается в прошлом: частный заказчик никогда не сравнится величием души с храмом. Появление такого клиента означало возникновение менового рынка и, тем самым, стандартизацию вкусов. Произведение должно быть таким, чтобы его захотел и другой клиент, и чем больше желающих, тем лучше. Иначе говоря, оно должно обладать некоей общественной душой, отвечать общественному сознанию.

Показательна судьба Рембрандта, который в молодости удовлетворял вкусу голландских буржуа, а достигнув величия, перестал — стал слишком сложен для существования на вторичном рынке. Рынок голландской живописи семнадцатого века есть прообраз рынка сегодняшнего: сотни художников обрели тысячи заказчиков потому, что поняли (отчасти и спроектировали) общественное сознание. Бюргеры захотели увидеть себя запечатленными на полотнах — подобно тому, как прежде рисовали героев и королей. Тщеславие зрителей было утешено тем, что неказистый ландшафт, пошловатый достаток, вульгарный быт увековечены на правах мифологических сюжетов. Не античные герои, да и не стремимся — а ведь как хорошо живем, уютно, достойно. Сегодня, покупая «актуально-радикально-мейнстримную» инсталляцию, обыватель тешит себя тем, что встал в ряды модных людей, обладает раскрепощенным сознанием, идет в ногу с прогрессом. Кураторы и галеристы подскажут доверчивому буржую, как сделать интерьер прогрессивным, как разместить кляксы и полоски, чтобы создать иллюзию авангардного мышления домовладельца. И голландский бюргер, и современный капиталист будут очень обижены, если им скажут, что искусство, ими облюбованное, есть апофеоз мещанства. Любопытно, что пятна, кляксы и закорючки разом сделались понятными массе покупателей, как только выяснилось, что любовь к ним есть признак прогрессивного мышления. Те, кто опознает себя в качестве форпоста прогресса, будут расстроены, если им сообщат, что прогресса в закорючках и кляксах — нет. Как, свободолюбивые закорючки — мещанство? Как это, натюрморт с ветчиной — пошлость? А как же просвещение и свобода взглядов, которые мы пестуем? Характерно, что в общей ровной массе так называемых малых голландцев великий Рембрандт оказался лишним. Масштаб, заданный его произведениями, по-прежнему оставлял маленького человека — маленьким, а это никому не приятно. Если, глядя на интерьеры и натюрморты, заурядный бюргер воображал свою жизнь произведением искусства, то, глядя на страсти Рембрандта, обыватель видел заурядность своей биографии. Рембрандт поднял рыночную живопись Голландии на уровень великого искусства — и рынок ему отомстил, художник умер в нищете.

Великие произведения больше никому не нужны: великое ставит под сомнение продукцию соседа, быть великим невежливо и недемократично. Великих художников больше нет....

9 ударов по США
nandzed
1. США называют Россию варварской страной. Однако, единственная страна, которая использовала атомное оружие, – это США. В 1999-м США и НАТО использовали запрещенные кассетные бомбы в Югославии. Так кто же варвар?

2. США называют РФ страной, где нарушаются права человека. Однако, в России нет ни смертной казни, ни электрического стула, ни секретных тюрем, как в США, ни похищения людей с одобрения власти. Так где же на самом деле нарушаются права?

3. США уверяют, что в России нет политического плюрализма. Но в Российской Думе 4 партии (+2 платформы), а в конгрессе США только 2, причем с одинаковыми программами. И так 200 лет. :) Так где же подлинная демократия?

4. США утверждают, что Россия продвигает «тоталитарные» и даже «фашистские» методы. Однако, из 178 стран только США и Украина отказались голосовать за резолюцию «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости» (72 Ассамблея ООН 16 ноября 2017). Любопытно, почему США против борьбы с героизацией нацизма?

Read more...Collapse )




О современной сегрегации в Западной Европе
nandzed
Евгений, учитель математики, Великобритания:

Я с большим удовольствием (если так можно сказать) посмотрел ваш фильм. Но вы видите только сравнение с самими собой и предшественниками, а я проживаю в западной Европе, где сегрегация уже давно является нормой и даёт свои плоды. Порядка 95% местной элиты закончили частные школы. Они эрудированы, разбираются в истории, математике и остальных науках на достаточно высоком уровне для того, чтобы понять происходящее вокруг них и направить «быдло» в нужном им направлении. Одним из самых важных аспектов данной системы является упрощение пропаганды до примитивной лжи. Людям просто врут, а они, в силу своего слабого образования, тупо верят. Они не задаются вопросами «Почему?», «Зачем?» и «Кому это может быть выгодно?». Для них всё уже разложено по полочкам.

Всеобщая толерантность похожа на паранойю: 1) Надо обязательно помогать бездомным — кого интересует, откуда они берутся? Но по радио сказали, что их нужно спасать. 2) Иммигранты забирают рабочие места — неважно, откуда берутся иммигранты кому это выгодно. 3) Весь Ближний Восток остро нуждается в нашем главном экспортном продукте — демократии 4) Говорить вслух о своей неприязни к представителям ЛГБТ (мне они действительно неприятны, но я ни в коем случае не призываю к насилию) нельзя под страхом ареста. Говорить о том, что толстый человек — толстый, нельзя. Называть девочек в школе для девочек девочками нельзя — это может оскорбить трансгендеров (официальный запрет). Я мог бы продолжить. 5) Девочка 13-ти лет, занимающая лидирующие позиции в классе, просит меня подождать и не давать новых условий задачи, так как ей надо достать калькулятор и поделить 25 пополам. И она не исключение, она правило. 6) Молодёжь в врзрасте 20-22 лет не знает, что такое Советский Союз. Вообще как понятие. Я не могу объяснить, где я родился. Но те, кто постарше, совершенно уверены в том, что жить стало в разы легче после его развала. «Вы же стали свободными!». Да, стали, но жрать стало нечего...

И ещё интересный факт: в большинстве высших учебных заведений не преподают высшую математику даже студентам компьютерных направлений, а у архитекторов нет физики. «Как?» - спросите вы. Просто нет. Пусть люди бегут за бугор, но на родине надо что-то делать. Мы скоро станем страной дебилов, как и Великобритания. Я здесь живу вот уже 13 лет и со всей ответственностью заявляю: за исключением правящих элит здесь все тупые как пробки. И это не генетическая особенность, а система образования. Я попробую предсказать следующий шаг наших реформаторов. Для того, чтобы продолжать оставаться у власти, надо ставить более серьёзные барьеры на пути к образованию. В Великобритании уже давно поняли, что просто денежного отсечения «быдла» мало. При поступлении в престижные школы проверяют досье родителей. Это не шутка. Если у вас есть деньги, но нет статуса в обществе, то в некоторые школы (в те, где учатся дети элиты) вы просто не попадёте.



Кстати:

?

Log in

No account? Create an account